На Святой Земле

Иерусалим с другой стороны

С аэропорта, где нас встретили гид с водителем, мы сразу же поехали в Иерусалим. До этого я четыре раза был в этом городе, и подъезжал к нему разными путями, но со стороны Палестинской автономии не приходилось. На этот раз мы ехали к нему с Севера, мимо города Рамалла – административного центра Палестинской автономии, и через пригороды Иерусалима, населенные арабами.

На подъезде, километров за 10-15, вдоль автострады с обеих сторон потянулись сначала столбы с колючей проволокой, а затем и стена из камня, бетона и кирпича. Стена вилась по склонам холмов, на которых размещались арабские поселения, местами она отходила от дороги, а то и вплотную подступала к ней.

Также было и за стеной, кое-где она проходила прямо под окнами арабских домов.

- Ну и как, помогает? Соседей не раздражает? – спросили мы гида.

- А что делать, если сосед вам пакостит и по-хорошему договориться не получается. Но мы не новички в этом деле, вспомните китайцев с их Великой стеной, а кордонные линии на Кавказе во времена Суворова. Израиль повторяет лишь опыт других.

- Но они считают эту землю своей.

- Считать можно как угодно, но Палестинского государства никогда не было, а Иудея существовала как государство еще в древности, Израильское государство тоже было официально образовано и утверждено ООН.

- Однако в других границах…

- Данная граница – сегодняшняя реальность и от этого никуда не деться.

В общем, разговор закончился ничем, как и переговоры, тянущиеся на этой земле не один десяток лет.

Мы въехали в Иерусалим. На зеленых холмах раскинулся город, а по низинам, где уже потемнело, стали зажигаться окна домов. У светофоров пробки, продвигаемся медленно. Наш путь в старую часть Иерусалима на Масличную гору, а она в арабской части города.

Въезжаем в узкие улочки, которые то ныряют вниз, то, закручиваясь, поднимаются вверх. Вдоль тротуаров открытые магазинчики, народ в основном арабы. Наконец поднимаемся на самый верх Масличной горы, выходим на смотровую площадку, и Старый Иерусалим перед нами.

Вниз по склону спускаются каменные надгробия еврейского кладбища, а в самом низу дорога, за ней руины раскопок и крепостная стена, за которой и размещается Старый город. На первом плане позолоченный купол мечети Омара, дальше башня Давида, верхушки католического храма на Сионской горе, а правее строения храма Гроба Господня.

Правительственный квартал и «Яд Вашем»

На следующий день с утра мы поехали в правительственный квартал и увидели совсем другой Иерусалим. Высотные здания, модерновая архитектура, современная планировка и красивый ландшафт, где разумно использованы холмы, хвойные деревья, пальмы, клумбы, цветники, что и делало эту часть города непохожей на то, что мы видели ранее, особенно в местах, населенных арабами.

Нам показали Кнессет – Израильский парламент, здания премьера и правительства, министерств и, как сказал гид «настоящую стену плача» – Министерство финансов.

Транспортное движение в этом районе минимальное, прохожих на тротуарах практически нет. Так что вокруг все тихо, пристойно и вид окрест прекрасный, потому как размещено все на вершине холма. А если учесть, что Иерусалим находится на высоте около тысячи метров, то холм на этой высоте добавляет еще пространства и простора.

Здесь же, почти на 15 гектарах, разместился и музей «Яд Вашем», что в переводе означает «Память и имя». Взято это из послания пророка Исаий: «…И им дам Я в доме Моём и в стенах Моих память и имя («Яд Вашем»), которые не изгладятся». Музей – это национальный Мемориал Катастрофы и Героизма еврейского народа.

Главное помещение музея – огромное, продолговатое здание из бетона, одним своим краем оно нависает над крутым спуском, уходящим далеко вниз. Окон нет, только наверху по всей длине тянется стеклянная пирамида. Эта крутизна и повисшее над ней бетонное сооружение, символизируют Катастрофу, через которую прошли в 20 веке евреи, жившие в Европе.

Звезды Давида и… памяти

Внутри музея метров сто коридор, а по бокам входы в залы, в которых и представлены подлинные экспонаты из Германии, Польши, России, других стран.

В каждом зале, а они тоже разделены на секции непрерывно показывают документальные фильмы из немецких архивов, на стенах телевизоры из которых свидетели холокоста рассказывают, что они видели и пережили. Но главное – это экспонаты: банки из-под газа, которым умертвляли людей в лагерях смерти, фрагменты печей, где сжигали останки людей, вагоны в которых их перевозили, макеты концлагерей и подлинные нары, одежда бывших узников с нашитыми звездами Давида, горка обуви, снятой перед смертью, ложки, кружки, расчески. А еще много плакатов тех лет с карикатурами на евреев – это то, с чего начиналась пропаганда геноцида.

Несколько залов посвящено Варшавскому гетто, где на четырех улицах «проживало» больше пятисот тысяч евреев, согнанных сюда из Германии и Польши. Воссоздана и часть мостовой из камней, привезенных из гетто.

А потом недалеко от Варшавы был построен лагерь смерти Освенцим, и каждую неделю из гетто туда отправляли для уничтожения железнодорожный состав, заполненный людьми. И долгое время в гетто не знали, что их увозят на смерть, им говорили: «Вас переселяют на новое место, где просторно и хорошо».

Есть и зал, посвященный трагедии Бабьего яра под Киевом. Здесь в течение нескольких дней были уничтожены десятки тысяч евреев.

В залах много увеличенных любительских фотографий солдат вермахта, которые снимали все это просто для забавы или бахвальства, не подозревая, что их фото станут документальным подтверждением уничтожения людей.

Кроме евреев такому же геноциду подвергались и славянские народы – «недочеловеки» как считали нацисты.

Побывали мы и в Детском мемориале. Огромный совершенно темный зал, бездонный купол над ним и мириады звезд вокруг, а еще тихая музыка. Посетители идут вдоль стены, держась за поручень. Впечатление очень сильное, к этому добавляется еще и то, что из шести миллионов евреев, уничтоженных нацистами, один миллион – дети.

Виктор Лысый.

(Продолжение следует).