Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

Борис Дамаев. Интеллигент с дворянскими корнями

Преподавателя Краснодарского краевого колледжа культуры Бориса Ивановича Дамаева знают не только в Северском районе, но и во многих уголках страны — там, где живут и работают его выпускники.

Парень из простой семьи

Борис Дамаев родился 2 февраля 1937 года в поселке Нефтегорск Апшеронского района. Его мама Анна Григорьевна родом из города Боржоми. С двенадцати лет она уже работала на стекольном заводе вместе со своим отцом. Работа заключалась в том, чтобы носить горячее стекло. Было очень трудно, порой засыпала на ходу. Еще приходилось носить очень тяжелую деревянную обувь, чтобы избежать травм.

Отец Иван Иванович родился в Майкопе. Кроме него в семье воспитывалось еще восемь детей. Иван окончил церковно-приходскую школу, во времена гражданской войны жил в Москве и выступал с концертами для красноармейцев вместе со своим дядей, знаменитым в ХХ веке оперным певцом Василием Петровичем Дамаевым. В Москве он окончил центральные библиотечные курсы, впоследствии возглавлял городскую библиотеку города Грозного. Иван Иванович почти всю жизнь проработал библиотекарем.

После свадьбы родители Бориса Ивановича переехали на Кубань. Кроме Бориса у Дамаевых было еще четверо детей, но в живых остались только он и старший брат Евгений.

Борис Иванович Дамаев с супругой Ольгой Ивановной

«До сих пор не люблю черный цвет»

Когда Боре было четыре года, началась Великая Отечественная война. «Живы воспоминания того дня, когда мы провожали отца на фронт. — рассказывает он. — Это было в начале июля 1941 года. Папе к тому времени исполнилось сорок два года. До сих пор перед глазами эта картинка. Отец садится в кузов грузовой машины самым последним справа. Машина отъезжает, а мы все втроем — я, мама, Евгений — стоим и машем вслед отцу и отъезжающим с ним солдатам. Мы простояли до тех пор, пока грузовик не скрылся из вида…

В то время мама работала в детском саду. Перед оккупацией детский сад закрыли, а продукты раздали сотрудникам детского сада. Какое это было счастье!

В 1942 году Нефтегорск был оккупирован. Здесь находилась немецкая передовая часть. Сначала послышался невыносимый рев мотоциклов, а потом появились немцы в черной одежде. С тех пор я не люблю черный цвет. Они требовали у жителей zucker (сахар) и ei (яйцо, или, как они кричали, «яйки»)».

Во время оккупации в квартире Дамаевых жили немецкие офицеры. Они занимали большую комнату, а семья жила на кухне. Семье запрещалось не то что проходить через комнату, занятую немцами, а даже приближаться к ней.

«Помню, у нас на кухне стоял большой кованый сундук, на котором мы все спали, — рассказывает наш герой. — К тому времени нас было уже четверо. Четвертой стала Наташа, ровесница Евгения, которую приютила мама. Девочка работала на земляных работах вместе с другими родственниками, но жила в четырех-пяти километрах оттуда, и мама пожалела ее и приняла к нам в дом, чтобы ей не так далеко было ходить на работу. Наташа прожила с нами все полтора года оккупации.

Наши «квартиранты» были не такими злыми, как те на мотоциклах. Один молодой офицер даже называл мою маму «мамой».

Раньше у нас жила кошка, но она чем-то не понравилась немцам, и они от нее избавились. Вскоре у нас дома завелись мыши. Однажды, когда один из немецких офицеров надевал сапоги, он обнаружил там мышь. Он тогда так сильно ругался, а мы радовались! Вскоре мама принесла новую кошку, и за это немцы дали ей кусок мыла.

Немцам приходили посылки. Чаще всего это были картонные коробки, доверху наполненные печеньем. Поломанное печенье немцы отдавали людям, а себе оставляли только целое. Много раз я стоял на охране, а Евгений стучал по этим картонным коробкам, чтобы поломать все печенье.

Неподалеку, в пятидесяти-шестидесяти шагах от нашего дома, был клуб «Южный», и в конце 1942-го — начале 1943 года партизаны его взорвали. Десятки немцев тогда погибли. В партизанском отряде была Лида Киндякова, которую немцы зверски пытали, а перед тем как повесить, вырезали на груди звезду…»

Мечтал стать актером

В 1944 году Борис поступил в начальную школу. Жили очень бедно. Даже нечего было обуть. Бумаги тоже не было. Писали на газетах, между типографским текстом. Борис Иванович вспоминает, что они мастерили самодельные перьевые ручки. Чернильницы были в мешочках. Чернила изготавливали в основном из бузины. Со второго класса детей перевели в семилетнюю школу. Они протестовали из-за того, что их разлучили с первой учительницей Ниной Михайловной Фоменко, которую очень любили.

С особым трепетом Борис Иванович вспоминает 9 мая 1945 года:

«День Победы! Папа вернется! Я помню, какие яркие, красочные открытки он тогда присылал нам с фронта, подбадривая, что скоро он и все советские солдаты придут домой. Он вернулся в 1946 году».

В школьные годы Борис активно участвовал в художественной самодеятельности, хотел стать актером. Отец показал ему номер «Мнемотехника». В нем участвуют два исполнителя, которые разыгрывают «вопрос» и «ответ». Один стоит на сцене спиной к зрителям, другой находится в зрительном зале. По этой технике Боря с одноклассником Юрием тогда разыграли более тридцати ответов. Потом за ними ходили ребята и просили научить этому приему.

Однажды в передаче для трудящихся «В рабочий полдень» на всесоюзном радио давали концерт Василия Петровича Дамаева. Боря очень хотел его послушать, но мама не разрешила, потому что ему надо было в школу. Но учительница, узнав об этом, отпустила мальчика послушать этот концерт.

«Помню, с какой радостью я тогда бежал к клубу, — рассказывает Борис Дамаев. — Возле клуба на столбе располагался репродуктор (колокол), по которому шла трансляция концерта. После этого концерта я точно решил стать актером. Тогда мои родители написали письмо детям Василия Петровича, сообщив о моем желании. Они ответили, что актеров бесчисленное множество. Если есть талант, то можно попробовать, а таким актером, которого никто не узнает, не стоит становиться».

«Мой дед землю пахал»

Борис Иванович поступал в Майкопский педагогический институт, но не прошел по конкурсу. Спустя год, он поступил в техническое училище в Нефтегорске, в библиотеке которого в то время работал его отец. После учебы его направили слесарем в Кемеровскую область, город Киселев. Проработав три месяца, Борис Иванович пришел в военкомат и попросил, чтобы его призвали в армию.

Отправили Бориса Дамаева в город Улан-Удэ. Три года он был в полковой школе, потом служил зенитчиком. В армии вступил в партию. В 1959 году в Улан-Удэ сдал экзамены в Московский библиотечный институт (вскоре его переименовали в Московский государственный институт культуры), на факультет культурно-просветительной работы.

В том же 1959 году из далекого Улан-Удэ Борис Иванович привез на Кубань свою невесту Ольгу. В 1960 году они поженились. И с тех пор, как они шутя говорят о себе, всю жизнь шли нога в ногу и рука об руку. Учились, трудились, развивали свое мастерство, крепили семейные узы. Вырастили достойную смену — сына Андрея и дочь Марину.

Первые свои шаги в искусстве Борис Дамаев сделал у создателя апшеронского народного театра Иосифа Лукача. Пройдя серьезную школу, в 1964 году Борис Иванович окончил образование в Московском институте культуры.

Кем только ему не приходилось работать: и завклубом, и заведующим районным отделом культуры, и инструктором райкома, и, наконец, преподавателем краевого культпросветучилища (нынешнего Краснодарского краевого колледжа культуры), куда в 1966 году Бориса Ивановича пригласил его однокурсник, директор Григорий Ильич Курилко. В колледже Борис Иванович проработал более 45 лет.

В станице Северской Бориса Ивановича считают не просто интеллигентом, а человеком с дворянскими корнями. Он же всегда подчеркивает свое крестьянское происхождение, с гордостью цитируя тургеневского Базарова: «Мой дед землю пахал».

Елена Зализецкая, библиотекарь центральной районной библиотеки

Подписка на газету «Зори»

Оплата онлайн, доставка на дом

Читайте также

Интересное в Северском районе

Шрифт

Изображения

Цветовая схема

Поиск по сайту