Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация
Общество

«Хочу остаться в России»

Мы познакомились с Владимиром случайно: на своей странице в социальной сети «ВКонтакте» он поделился личными впечатлениями от переезда из Украины в Россию, в Северский район. Я предложил встретиться для интервью. Владимир согласился и пришёл в редакцию районки. «У меня одно условие, — сказал в начале нашей встречи молодой человек в футболке-поло, раскрашенной в цвета российского триколора. — Я хочу, чтобы вы написали правду»…

Владимиру 27 лет. Он — русский и гражданин Украины. Родился и всю свою жизнь прожил в Донбассе. Вёл в Донецке небольшой бизнес, но всё оставил и приехал в посёлок Ильский, где живут родственники.

— Вы сказали, что не хотите, чтобы прозвучала ваша фамилия. Почему?

— По соображениям безопасности. В Донецке остались родители, старший брат со своей семьёй. У отца с матерью в Донецке тоже есть небольшой бизнес — они сейчас пытаются его продать. Уедут позже. Брат в скором времени планирует перебраться в Подмосковье. А пока они на Украине, неизвестно, чем им может обернуться моё интервью российскому СМИ.

— Почему вы покинули Украину?

— Я — сторонник присоединения Донбасса к Российской Федерации и ходил в Донецке на все пророссийские митинги. Они, кстати, всегда протекали спокойно и мирно. Народу собиралось очень много, и не было никаких автобусов с «массовкой» из России, как об этом сообщали украинские СМИ. Изначально люди митинговали за Донецкую автономию в составе федеративной Украины. Но однажды рядом с пророссийским митингом кто-то решил провести проукраинский, на который с Майдана привезли радикальных националистов. Спланированная провокация стоила тогда жизни одному человеку и серьёзными ранениями десяткам других. Вместе с отказом признать русский язык вторым государственным и другими решениями новой украинской власти, притесняющими русское население на Украине, это послужило толчком к проведению референдума о независимости самопровозглашённой Донецкой народной республики.

— Правда, что референдум вызвал большой ажиотаж?

— Не большой, а огромный! Создание ДНР поддерживало не меньше, наверное, 70 процентов жителей. Люди по два-три часа стояли в очередях на избирательные участки, чтобы проголосовать. Я был в их числе. Своими голосами дончане с одной стороны выразили недоверие новому руководству Украины, с другой — поддержали союз с Россией. Ведь не секрет, что самоопределение ДНР было первым шагом. Вторым стало бы вхождение в состав Российской Федерации.

— Думаете, второго шага не будет?

— Трудно сказать. Украинская армия обложила Донбасс со всех сторон, захватила центры сопротивления — Славянск, Краматорск, Рубежное. Бои идут в пригороде Донецка. Знакомые рассказывают, что гвардейцы расстреливают жителей захваченных городов и посёлков, которых уличили в поддержке ДНР и малейших связях с ополченцами. Сколько ещё продержится республика? Без внешней помощи не уверен, что она просуществует до осени.

— Почему же при населении Донбасса в несколько миллионов человек в ополчении ДНР сейчас, судя по сообщениям, состоит всего несколько тысяч добровольцев?

— Здесь, по моему мнению, две основных причины. Первая — это российская позиция. Весной казалось, что Донбасс может последовать по пути Крыма. Россия на это намекала, и её считали покровителем. Но после референдума ничего не изменилось, и на сегодняшний день, когда на юго-востоке Украины идёт настоящая гражданская война, жители не могут понять, почему Россия не помогает Донецкой республике.

— А как же гуманитарная помощь, приём и размещение беженцев на территории Российской Федерации?

— Донбасс, прежде всего, рассчитывает на военную поддержку. С охотничьим ружьём и автоматом против авиации и артиллерии много не навоюешь. Поэтому-то и в ополчении людей мало. Люди не верят, что смогут серьёзно противостоять украинской армии, а заранее обрекать себя на гибель не хочет никто.

— Так, вроде, сейчас ополчение хорошо вооружено…

— Хорошо, но все равно сильно уступает армии. Да и кто с этим вооружением управляться будет? Шахтёры? Они не обучены из танков стрелять или зенитных комплексов. Нужны военные профессионалы. А где их взять?

— Много разговоров идёт о том, что среди ополченцев есть российские военные и казаки. Вы их видели?

— Всё ополчение носит камуфляж, каких-то особых опознавательных знаков у российских военных нет, поэтому ничего сказать не могу. То же самое касается и «кадыровцев». Я видел темноволосых бородатых боевиков, видел вооружённых мужиков в «арафатках», но с полной уверенностью сказать, что они из Чечни, не берусь. А казаки в ополчении есть: и местные, и приезжие. И одно знаю точно: подавляющее большинство ополченцев — это жители Донбасса. И с каждой выпущенной пулей со стороны украинской армии, с каждым снарядом или авиабомбой по нашим городам их становится больше.

— А с «беркутовцами» встречались?

— Да. «Беркутовцы» — хорошие мужики, настоящие патриоты своей страны и своего народа. Их в Донбассе встречали с цветами, как освободителей. Даже когда радикалы стреляли по ним, резали, закидывали «коктейлями Молотова», они оставались людьми и выполняли приказы, а не устраивали беспредел. Мой знакомый, служивший в Киеве, рассказал, как сторонники новой украинской власти распяли «беркутовца» в столице Украины, двоих сотрудников «Беркута» заживо сожгли во Львове… И никто не понёс никакого наказания. Эти происшествия просто спустили на тормозах, не придавая огласке. Неудивительно, что с киевской хунтой «беркутовцы» не хотят иметь ничего общего и многие перешли в народное ополчение.

— Какая вторая причина, почему мало ополченцев?

— Руководство Донецкой народной республики и поведение его, так называемых, представителей. На мой взгляд, Губарев и Бородай — не те люди, которые способны объединить и повести за собой Донбасс. Нет у них авторитета среди дончан. Плюс ко всему сейчас в Донецке некие вооружённые люди в камуфляже отбирают у жителей машины, деньги, имущество. Якобы на нужды ДНР. Непонятно, кто это — криминалитет или на самом деле представители республики, но население возмущается и, следовательно, поддерживает ДНР меньше.

— Нужен другой лидер?

— Да и желательно такой, которого хорошо знают в Донбассе, а он, в свою очередь, хорошо знает Донбасс. Лично я симпатизирую Олегу Царёву (бывший член Партии регионов и депутат Верховной Рады — прим. ред.) — настоящему мужику, человеку слова и дела. Его уважают в Донецке. Приди он к руководству ДНР, возможно, и ситуация сейчас бы другая была.

— Как вы относитесь к Майдану?

— Согласен на сто процентов, что государственную коррупционную систему, выстроенную бывшим президентом Украины Януковичем, необходимо было ломать. Но к Майдану у меня и всех моих знакомых негативное отношение. Пока одни участники боролись за свободу и равенство, другие использовали Майдан для прихода к власти. Скорее всего, он был для этого и спланирован. Я слышал от киевских знакомых из силовых структур, что всеми действиями особо рьяных «майданутых» руководили люди из западных спецслужб. В этом плане показателен пример фашистского «Правого сектора». До Майдана я никогда о нём ничего не слышал, а здесь такое быстрое продвижение. «Правосеки» имеют хорошую военную и тактическую выучку, что говорит об их подготовке для силового свержения власти. Если бы Янукович проявил тогда решительность и жёсткость и отдал приказ «Беркуту» и внутренним войскам на силовой разгон палаточного лагеря, сейчас на Украине не было бы никакой гражданской войны.

— Крым чей?

— Без сомнения — российский. Года 3-4 назад я приезжал в Севастополь, гулял по городу в спортивном костюме с надписью «Россия». Мне приветственно сигналили проезжавшие машины, в кафе местные жители заказывали для меня песни, угощали, хотя я всем говорил, что из Донецка. Я не видел в Севастополе ни одного украинского флага — только российские. Поэтому, мне кажется, возвращение Крымского полуострова в Россию — это был вопрос времени. Не сейчас, так позже.

— Можно было бы, по вашему мнению, избежать сегодняшних военных действий в Донбассе?

— Почему нет? Донбасс всегда был рабочим и мирным. Когда в украинской столице шли народные столкновения, и менялась власть, дончане работали. Ведь не зря Донецк считают финансовой столицей Украины. Кстати, это миф, что Донбасс является дотационным регионом: нам доставалась лишь треть местных доходов — остальное уходило в Киев.

Здесь, по-моему, России надо было действовать с помощью экономических санкций. Практически вся промышленность Восточной Украины нацелена исключительно на российский рынок. Это десятки заводов численностью персонала в несколько, а где и десятков тысяч сотрудников. Закрой им пути сбыта, оставь рабочих на пару месяцев без заработной платы, и они сами бы пошли в Киев свергать новую олигархическую власть (Владимир, по образованию, — экономист, менеджер внешнеэкономической деятельности — прим. ред.).

— Почему украинская армия не отказывается воевать против своего народа?

— Так, насколько мне известно, армия почти и не воюет. Военные части с востока Украины — это сто процентов. С чего бы ради стали формировать из добровольцев батальоны Национальной гвардии при наличии регулярных войск? Вот и формируют, потому что военные отказываются воевать против своего народа. Мне рассказывали один курьёзный случай. Под Лисичанском встретились подразделение украинской армии и ополченцы. И там, и там командиры — «афганцы». Они договорились, что для виду и армия, и ополчение пару дней в воздух постреляют и разойдутся. Так и поступили. А потом в сводках «во время боя противник понёс тяжёлые потери, наше подразделение не пострадало».

— Кто же тогда воюет?

— В основном, украинские националисты и зарубежные наёмники. Потери среди них и не считает никто.

— Вам не кажется, что руководство Украины намеренно втягивает в военный конфликт Россию?

— Вполне может быть. Во-первых, Украина разваливается как унитарное государство. Сначала было отделение Крыма, сейчас за свою независимость сражаются Донецкая и Луганская народные республики. Мысли о сепаратизме (отделении — прим. ред.) уже слышатся в Одессе, Харькове, Закарпатье. Чтобы остановить развал, нужна идея, которая объединила бы украинскую нацию. Новое руководство страны остановилось на борьбе с «фашистским агрессором» Россией, напавшим на свободолюбивую Украину. Вот и провоцирует. То сторонники «незалежности» обкидают яйцами российское посольство в Киеве, то на российские пограничные пункты прилетит несколько украинских снарядов. Это, на мой взгляд, всё звенья одной цепи.

Во-вторых, к развязыванию военного противостояния с Россией Украину подталкивают те, кто привёл к власти новое руководство страны. Это — США. В Соединённых Штатах — мощнейший экономический кризис, тогда как Евросоюз экономически укрепляется. Спасти США могут только военные действия в Европе, чтобы началось падение курса евро и европейской экономики. Противостоянию украинских Запада и Востока не хватает мощи. То ли дело столкновение между Евросоюзом и Россией. К нему и стремятся США, сделав Украину «разменной монетой». Плохо, что этого не понимают те украинцы, которые видят в россиянах своих врагов.

— Но не могут же так быстро два братских народа стать врагами…

— Почему быстро? Русофобия на Украине, особенно западной её части, существовала и развивалась не один десяток лет. Во всех проблемах были виноваты «проклятые москали».

С распадом СССР русофобия стала не прикрытой, а после «Оранжевой революции» 2004 года неофициально деление Украины по Днепру на Восток и Запад произошло окончательно. На западе теперь живут «потомки укров», на востоке, в основном, «кацапы». Добавьте к этому чуть ли не государственную поддержку национализма в виде, скажем, школьных учебников по высосанной из пальца истории великих укров, изучения с начальной школы героической личности Бандеры, военную пенсию представителям ветеранов Украинской повстанческой армии и дивизии СС «Галичина» — они были пособниками фашистов, но их приравняли к ветеранам ВОВ. Вот вам и взращивание сегодняшней ненависти украинцев к русским.

Я общался с «западэнцами», им ничего невозможно объяснить — настолько их мозги промыты. Они сами националисты, но фашистом называют Владимира Путина. Как можно считать фашистом главу государства, где долгие годы в мире друг с другом живут десятки национальностей?!

— Вы бывали на Западной Украине?

— Да, неоднократно. Последний раз в прошлом году.

— Как с вами там обращались?

— Обращались хорошо, правда, некое пренебрежение всё же чувствовалось, при том, что я везде общался на украинской мове. Но это было до Майдана и его последствий. Сегодня я бы не рискнул поехать во Львов и, тем более, Ивано-Франковск, Тернополь или Винницу, где и раньше-то на русском было лучше не говорить.

— Жизнь на западе Украины отличается от жизни в её восточной части?

— Да, что неудивительно, учитывая близость границ европейских стран и исторический уклад, ведь западные области Украины в разные времена входили в состав Польши и Австро-Венгрии. Здесь люди живут побогаче, но это в региональных центрах и курортных местах, например во Львове или Трускавце. В сельской же местности уровень жизни особо не отличается, но внешние различия, особенно архитектурные есть.

— Уже известно много случаев, когда из-за поддержки украинской или российской стороны родители и взрослые дети прекращали отношения между собой, а друзья становились врагами. Вы сталкивались с таким?

— С родными у меня, к счастью, разногласий больших не было, а среди знакомых сталкивался. Один из них — из Славянска. Как оказалось, ярый украинский националист, хотя грузин по национальности. Когда в Донецке начались волнения, я столько от него наслушался, что порвал с ним все контакты.

— Почему в начале нашей встречи вы сказали: «Я хочу, чтобы вы написали правду»?

— Потому что мы в Донбассе устали от вранья средств массовой информации. Российских там, можно сказать, нет, а украинские зачастую несут полную чушь Просто диву даёшься, что им кто-то верит. Они молчат об убийствах мирного населения, о боевых потерях украинских войск, но, скажем, малейшие военные успехи преподносятся до небес. Ополченцы у них исключительно «русские оккупанты» и «путинцы», Россия прозябает в нищете, её население состоит сплошь из алкашей и наркоманов, русские ненавидят украинцев и хотят их уничтожить и т.д. и т.п.

— Зачем они это делают?

— Почти все украинские СМИ принадлежат тем украинским олигархам, которые в общем-то и организовали Майдан. Им, видимо, нужно как-то оправдать его последствия.

— Сейчас, после переезда в Россию, можете сравнить, как события на Украине освещаются российскими СМИ?

— Про Донбасс российские СМИ говорят правду. И вообще я читаю и смотрю много информационных источников, в том числе западных, и хочу сказать, что средства массовой информации России работают профессионально. Хотя кое-где сгущают краски и неправильно расставляют акценты. Это может касаться ситуации с беженцами или условного расстрела блокпоста артиллерией. Но в любом случае лично я верю российским СМИ.

Мне обидно, как на события на Украине реагирует Европа. Она закрывает глаза на войну, на уничтожение мирного населения, на разрушения и гуманитарную катастрофу. Всё оценивается однобоко, с проукраинской стороны. Хотя нынешняя ситуация в Донбассе — это, на мой взгляд, зеркальное отражение того, что ещё недавно происходило в Киеве. Но почему-то Майдан — это светлая борьба за свободу и независимость, а ДНР — это терроризм. Что за система двойных стандартов?

— Судя по вашим впечатлениям в соцсети, Россия вас удивила…

— Да, я был многим очень удивлен, поэтому и написал на своей странице «ВКонтакте» для тех, кто говорит, что Россия вне Москвы и Санкт-Петербурга нищая и для тех, кто, возможно, собирается временно или на постоянной основе переехать в РФ.

— Какие наиболее яркие впечатления?

— Впечатлений много. По приезду я пошел в миграционную службу. Здесь в очереди сидели около 50 человек. Как выяснилось, все с Донбасса, но большинство из Луганской области. Пообщался со многими из них, у каждого своя печальная история отъезда. Кто-то вообще бежал без всего: ни денег на еду, ни вещей… Разговаривал с детским воспитателем из Луганска, приехавшей сюда на свой страх и риск. Ей негде было жить, о чём узнала какая-то местная женщина и пустила на неопределенный срок и бесплатно в свой дом, который держала на продажу. Она же собрала среди односельчан продуктов и 5000 рублей. Затем пришла помощь от администрации и предпринимателей. Администрация, узнав профессию, предложила воспитателю работу в детском саду. Та в шоке была после посещения детсада! Везде современный ремонт, чисто. Новая мебель, игрушек полно, питание на высоком уровне.

Приятно меня шокировал визит в одну из школ посёлка Ильского. Все окна металлопластиковые, на крыше — новая металлочерепица. В здании школы — красота, в компьютерном классе — новые компьютеры и жидкокристаллические мониторы… Но окончательно «добила» меня спортивная площадка. Так как я сам очень люблю спорт, и конкретно баскетбол, меня одолела «белая» зависть. Такого покрытия и таких баскетбольных пластиковых щитов я в миллионном Донецке не видел, хотя всю жизнь играл на всех площадках города…

Заметил, что здесь очень следят за моралью и воспитанием, много вокруг социальной рекламы. Порадовала районная больница — вполне европейского уровня, всё оборудование новое, современные машины скорой помощи.

— В Донецке такого нет?

— Если и есть, то мало. Из увиденного мною в Ильском и Северской я могу сделать вывод, что они по развитию инфраструктуры не уступают, а кое-где и превосходят столицу Донбасса.

Ещё я хочу сказать насчёт патриотизма. Я вижу, как россияне любят свою страну и гордятся ею. Что ни машина, то с георгиевской лентой или российским флагом. В России не перестают чтить подвиг дедов в Великой Отечественной войне — возле памятников советскому солдату всегда венки и свежие цветы. Меня трогает до глубины души, что здесь помнят историю своей Родины. И кто бы, что ни говорил, как бы власть Киева не хотела развести мосты между нашими братскими странами, россияне очень любят украинцев с Юго-Востока, искренне за них переживают и пытаются помочь — это меня задело за живое. Сочувствие и поддержка чувствуются отовсюду: и от работников администрации, и от сотрудников госслужб, и от самих жителей. Например, в районном отделе миграционной службы сотрудник ФМС Владимир Фёдоров при мне вёл приём до последнего посетителя, несмотря на то, что его рабочий день давно закончился. Знакомые, уехавшие в Кисловодск, рассказывают, что на местном рынке торговцы отказываются брать деньги, когда узнают, что они с Донбасса. Мой друг сейчас живёт в станице Каневской и нарадоваться не может своему переезду.

— Неужели не увидели никаких минусов?

— К минусам могу отнести не до конца проработанную систему приема беженцев. Я стоял в очереди почти десять часов, но в данном случае это, скорее всего, из-за внезапного большого потока приехавших из Украины.

Другой минус — цены. Проезд в общественном транспорте дороже, цены на некоторые продукты — тоже. Особенно на сладкие напитки и молочную продукцию. В два раза больше стоит алкоголь (как мне объяснили это из-за борьбы с алкоголизмом и за здоровый образ жизни). К слову, я здесь ни разу на улице не видел пьяного. Зато бензин намного дешевле.

— Вы вернётесь в Донецк, если там настанет мир?

— Смотря, какой мир. Если тот, что установит новая украинская власть, то не вернусь. У меня была спокойная жизнь в моём любимом городе с моими любимыми работой и увлечениями. Теперь этого нет и не будет, и Донбасс не станет прежним — слишком много людей пострадало за последние месяцы. А лицемерить, делать вид, что ничего не произошло — я не умею.

Зато я люблю Россию, люблю русский народ, люблю русскую культуру. Конечно, понимаю, что в России не везде хорошо, но ведь страна-то огромная, самая большая в мире! Везде за порядком не уследишь. Но в любом случае я хочу остаться в России и получить российское гражданство. Мне уже и работу в Северской предложили по моей специальности, скоро приедет моя невеста. Так стоит мне искать добро от добра? Я думаю, нет.

Беседовал А. БОГДАНОВ.

Подписка на газету «Зори»

Оплата онлайн, доставка на дом

Читайте также

Интересное в Северском районе

Шрифт

Изображения

Цветовая схема

Поиск по сайту