Корова во дворе — пища на столе

Издавна корова считалась главной кормилицей семьи. Но сегодня, к сожалению, поголовье крупного рогатого скота в личных подворьях сокращается. Если ещё лет 10-15 лет назад в хуторе Пороно-Покровском коров держали, чуть ли не в каждом дворе, то сейчас их здесь всего 47. Никто не хочет обременять себя постоянными хлопотами, привязанностью и затратами. Поэтому жителям ради собственного комфорта и спокойствия проще купить молочные продукты в магазине. Коров в хуторе держат лишь самые стойкие. Одна из них — Елена Харыбина, которая не боится проблем.

С коровами с детства

Елена родилась и выросла в родном хуторе Пороно-Покровском в семье рабочих. Её родители трудились в колхозе «За мир». Мама, Любовь Александровна, была техником-осеменатором и дояркой, а папа, Владимир Александрович, — механизатором.

— Сколько себя помню, у нас всю жизнь дома было хозяйство: свиньи, коровы, птица, — рассказывает Елена Харыбина.

Будучи ребёнком, она всегда помогала родителям: пасла коров, кормила животных, ездила на рынок с бабушкой продавать молоко и творог. Ей это дело нравилось. Но связывать свою жизнь с сельским хозяйством не стала. После школы работала санитаркой в краевой больнице, а потом вместе с сестрой уехала в Санкт-Петербург учиться на строителя. Но питерский сырой климат повлиял на здоровье, и девушки после окончания института вернулись домой. Сидеть без дела Елена не стала: поступила в школу-магазин, где отучилась на продавца. Сразу же устроилась работать, а потом вышла замуж. Молодая семья  поселилась в станице Северской и прожила там пять лет — до 1997 года. Перестройка коснулась  и Харыбиных. Лишившись основной работы, они были вынуждены переехать в Пороно-Покровский к родителям.

Дело по душе

Здесь занялись огородом: построили теплицы, где выращивали овощи, рассаду. Всё это продавали на рынке. Но на овощном бизнесе много денег заработать не получалось, а кормить семью чем-то нужно. На тот момент у Харыбиных было уже двое детей. Тогда решили завести корову.

— Для нас это было просто необходимо, — признаётся  наша героиня. — Нужно было как-то выживать. Покупая корову, мы знали, что голодными никогда не будем, ведь каждый день на столе молоко, творог, сметана, сыр.

Вскоре супруги купили ещё одну бурёнку и тёлочку, а потом и бычка. Денег не хватало, поэтому животных брали в кредит. Скот держали совместно с мамой Елены, и к 2000 году у них создалось целое стадо из 17 дойных коров. Так как мужу Елены занятие рогатыми было не по душе, он устроился на работу. А Елена продолжила заниматься животноводством. Продукты возила сначала на рынок, а потом стала сдавать на северский молокозавод. Как она признаётся, в сутки вывозила по 300 литров молока, за 1,5 года — это 32 тысячи литров. Но потом это стало не выгодно, и фермер решила вернуться на рынок. Сначала торговала на афипском рынке, а потом на яблоновском, где «молочку» продаёт до сих пор. У неё есть свои постоянные покупатели, которые знают, в какие дни приезжает их проверенный временем продавец, и спешат именно к нему.  По словам женщины, некоторые покупают продукцию уже много лет, и стали ей очень близкими людьми.

— Конечно, сложно было начать, — говорит Елена Харыбина. — Но потом мы привыкли. Это в детстве можно было помочь родителям и заниматься своими делами, а когда хозяйство завели сами, появилась ответственность.

Провода вместо пастуха

Для того, чтобы получать здоровые продукты для своей семьи и прибыль, требуется много работать. А животноводство — дело не из лёгких. Если на обычной работе есть выходные, то здесь приходится трудиться круглосуточно. Сейчас на подворье у Харыбиных четыре дойные коровы, две нетели, бычок. Поголовье пришлось сократить, когда Елена ждала третьего ребёнка — управляться с хозяйством стало тяжело.

Женщина просыпается около пяти часов утра, доит коров, выгоняет на пастбище, чистит сараи, а потом занимается переработкой молока. Вместе с дочкой с помощью сепараторов делают сыр, творог, брынзу, сметану, ряженку. Супруг тоже не остаётся в стороне — мужская рука нужна в любом деле. Но если раньше в день с четырёх коров доили больше ста литров молока, то сейчас — всего 20-25 литров. Это связано с погодными условиями и сухостойным периодом коровы.

Для того, чтобы легче было управляться с хозяйством семья купила трактор, пресс, ворошилку. Всё делают сами: и сено заготавливают, и перевозят его. Также они приобрели доильный аппарат и даже элетропастуха. Он избавляет хозяев от постоянного контроля за передвижениями животных и способен заменить нескольких рабочих на пастбище. Электропастух представляет собой заграждение из незаизолированных пластин (проволоки), которые закрепляются на стойках из металла или пластикового материала. В отличие от проводниковых элементов изгороди, стойки оснащаются специальными изоляторами. При соприкосновении с заграждением животное получает разряд электротока. Такое напряжение не опасно для животных, но сила удара электрического разряда заставляет держаться в стороне от изгороди.

— С выпасом всегда были проблемы, — признаётся фермер. — Раньше ещё были желающие пасти коров, а потом не выдерживали, тяжёлый это труд. Приходилось пасти по очереди. Хорошо хоть есть электропастух.

Но больная тема для неё и других хуторян — им негде пасти свой скот.

— Всю жизнь коров гоняли на многолетнее пастбище, которое находится на северо-восточной окраине хутора в сторону Панахеса, — говорит Елена. — Но в прошлом году нам запретили там пасти животных. По слухам, кто-то пастбище выкупил.

Сейчас коровы Харыбиных пасутся на поле рядом с фермой, но территория  там небольшая, а трава высохшая. Выделенного сенокоса тоже нет. Траву на зиму заготавливают, где придётся, в основном, косят в огородах.

Многие жители озабочены проблемой с пастбищем: на хуторе работы нет, а ведение ЛПХ и содержание домашнего скота — чуть ли не единственный способ существования.

Хлопотное, зато своё

Собственный опыт показал Харыбиным — чтобы иметь хороший доход, держать нужно не одну-две головы, а большое хозяйство. Тогда прибыль станет ощутимее.

— Сейчас все говорят, что нужно возрождать сельское хозяйство и заниматься им, — сетует Елена, — но у нас элементарно нет условий для этого, хотя желание есть!

За всё время занятия коровами, что только не случалось у семьи: животные погибали, а недоброжелатели воровали сено и даже поджигали машину.

— Иногда просто руки опускаются, — продолжает фермер, — хочется бросить всё, продать коров и найти работу. Но потом успокаиваюсь: ведь семья всегда сыта. К тому же, продав телёнка, можем купить что-то из мебели или техники.

По словам Харыбиной, именно из-за того, что нет поддержки со стороны властей и условий для ведения хозяйства, люди перестают им заниматься, и стараются избавляться от рогатых.

— Безусловно, хозяйство связывает: ни в гости надолго не съездишь, ни на море, — признаётся наша собеседница. — Поэтому, люди и не хотят держать коров, а те, у кого они есть, стараются продать. Говорят, что проще купить в магазине. Но какое там качество — известно многим. А у нас всё своё, домашнее…

Если ещё лет пять назад никто и не говорил о таком понятии как «экологичные продукты», то сейчас это новый тренд, который появился благодаря таким фермерам, как Елена Харыбина. Но судя потому, что коров становится всё меньше, люди и вовсе могут забыть вкус парного молока. Тем не менее, Елена не теряет надежды, что всё-таки вопрос о пастбище решится, и проблем станет меньше, ведь любовь к тому, чем занимаешься, не проходит с годами и возникающими трудностями.

Оксана Драч

Читайте также

Интересное в Северском районе

Шрифт

Изображения

Цветовая схема

Поиск по сайту