Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация
Общество

Мама морских офицеров

Когда Володя ещё учился в школе, его мама, Анна Николаевна, точно знала, что сын женится на свой однокласснице Люсе. Так что со своей невесткой была знакома задолго до свадьбы, и уже по-матерински любила её. Люся из старинного ильского казачьего рода, ведущего свою историю со времён первых переселенцев, обещала быть хорошей женой сыну – воспитанная, активная, всегда понимавшая истинные семейные ценности.

Всё вышло так, как и говорил сын. Собираясь стать военным моряком, он был уверен, что Люся будет для него верной спутницей на этом пути. Ведь и в её семье было немало военных. Дядя, полковник, выпускник военно-морского факультета, был специалистом по строительству береговых сооружений. Оба его сына много лет служили в системе министерства обороны. Один из них, Дмитрий Глотов, уволившись в запас, стал известным в районе предпринимателем.

Свадьбу сыграли после того, как Володя Капогузов окончил первый курс Ленинградского высшего военно-морского училища. Мама, Анна Николаевна, была счастлива, лучшего для сына и желать было нельзя. Володя служил на подводных лодках, а потом из лучших офицеров Черноморского флота была сформирована команда для новейшего крейсера «Жданов». Вошёл в неё и Владимир Капогузов. Служил командиром по связям с подводными лодками. В то время слуховая связь впервые начала передаваться на огромные расстояния. В 1972 году подводные лодки вели сопровождение визита Леонида Ильича Брежнева в Америку, обеспечивая бесперебойную связь. А поскольку Володя был первым связистом, то имел возможность звонить жене и из Средиземного моря, и из Атлантики. И это было подобно чуду!

Где только ни служил Владимир Капогузов, в какие переплёты ни попадал. И вместе с ним душой и мыслями всегда была его семья – жена, сыновья, мама, сёстры. И в воюющей Анголе, и в горящих Египте и Израиле. После четырёх месяцев военной службы полагалось два месяца отпуска домой, но отпуск только назывался таковым. Моряки продолжали нести службу и на берегу, лишь изредка появляясь в семье. А потом – опять в Средиземное море, где базировалась знаменитая шестая эскадра.

Многие годы Людмила Михайловна вместе с сыновьями следовала за мужем. Володю перевели сначала в штаб Черноморского флота, потом в штаб Северного флота. Пятнадцать лет Капогузовы прожили в Североморске. А дома их ждала мама – Анна Николаевна Капогузова. В той же небольшой квартире на улице Свердлова, в бывшей коммуналке, где Володя, уступая место женщинам и мирясь с неудобствами, спал на раскладушке на кухне.

Время пролетело незаметно, выросли и сыновья Володи и Люси. Оба пошли по отцовским стопам, окончили тот же институт, где учился отец, и стали военными моряками. Женились, родили детей. И сегодня основательница рода – Анна Николаевна гордится не только своими детьми, но и пятью внуками, и девятью правнуками. И по-прежнему живёт на улице Свердлова, в той же небольшой квартире, теперь уже в аварийном, разваливающемся от времени доме. А в канун наступления холодов в её квартире отрезали газ, лишив ветерана войны так необходимого ей тепла. В неотапливаемой квартире Анна Николаевна вынуждена одеваться покруче, чем на фронте: в несколько шерстяных носков, тёплые кофты, плюс одеяло сверху…

Российскому флоту посвятили свои жизни не только сын Анны Николаевны Владимир, внуки, но и младшая дочь. Окончив строительный техникум в Севастополе, куда приехала к брату, вдруг сказала: «Хочу служить!» И через некоторое время её мечта исполнилась. «Хочу», сказанное молодой девушкой, обернулось тридцатью годами верной службы на флоте…

Уволившись в запас в звании полковника, капитана первого ранга, Владимир Капогузов, получив материальную помощь на строительство дома, вместе с семьёй вернулся на родину, в Ильский. Несмотря на то, что мог получить квартиру в Твери, в Питере, вернулся домой, к маме. Так уж они воспитаны, Капогузовы: пока живы родители, возвращаться к родному очагу. На деньги Минобороны Капогузовы возвели «коробку» дома, остальное достраивали сами. Володя мечтал, чтобы в его доме могли свободно разместиться и дети, и внуки, чтобы никому из них больше не пришлось спать на кухне в коммуналке. Володя с Люсей всё делали своими руками. Ступеньки на лестнице – из списанных досок кают-компании, навесные потолки, плитку, перила – из с трудом добытых материалов. А кухонный гарнитур, стоящий сегодня в большом доме, ещё помнит запах далёкого Североморска.

Владимир работал в черноморском центре юного техника, занимался с детьми. Какие модели он строил с ребятами! Мало того, что строил, занимался парусным спортом. В посёлке, удалённом от моря, где из водоёмов в наличии было только болото, он умудрился воспитать команду спортсменов, которая занимала не последние места в краевых соревнованиях юных яхтсменов. Когда в 2008 году Владимир умер, его воспитанники взяли шефство над его могилой, за которой ухаживают и сегодня…

Анна Николаевна Капогузова, любимая мама Люси, Людмилы Михайловны, вдовы капитана первого ранга Владимира Капогузова, свекровь, с которой ни разу в жизни она даже не повздорила, продолжает жить в своей квартирке со старшей дочерью. Перебираться в большой дом не хочет, для неё это как предательство. Она по-прежнему очень активный человек, много читает, интересуется политикой и переменами, происходящими в обществе. Вспоминает усадьбу родителей на улице Орджоникидзе, где во время войны квартировался штаб, и рассказы сестры и мамы о том, что туда, проездом в Новороссийск, заезжал Георгий Жуков.

Анна Николаевна тайком ушла на фронт. С отцом и братом, которых призвали ранее, они встретились в Краснодаре на сборном пункте. Больше никогда в жизни она их не видела. Прошла всю войну, не отсиживалась ни в тылу, ни в окопах. В мае 1944 года вместе с передовыми войсками вошла в освобождённый Севастополь. Город, где потом долгие годы жили её дети. Вышла замуж, после войны, имея троих детей на руках, заочно окончила педагогический институт. Вместе с мужем долгие годы проработали в школе. Учили детей даже в Абхазии при свете керосиновой лампы. Семья жила небогато, но честно. Так было принято – не накапливать, не выделяться, а жить просто по совести.

Пятьдесят лет живёт Анна Николаевна на улице Свердлова. В любви и заботе своих близких – дочерей, невестки, внуков, правнуков. Смерть сына для неё – безумная трагедия. С его фотографией она встаёт, с ней же и ложится спать. Время от времени в их квартиру приходят всякого рода комиссии, очередной раз констатирующие, что дом аварийный. Скоро Анне Николаевне исполнится 92 года, а она продолжает жить без удобств и без отопления. Вот и недавно предложили Анне Николаевне два варианта: сделать ремонт в квартире, обеспечить автономное отопление, или въехать в новую, однокомнатную квартиру в Афипском. Правда, на девятом этаже.

«Странная забота, – говорит невестка Анны Николаевны Людмила Михайловна. – Неужели таких людей, как Анна Николаевна в нашем районе очень много? Людей, воевавших на передовой, людей, воспитавших плеяду морских офицеров страны, продолжающих и сегодня служить Родине? И для таких людей у государства нет средств, чтобы предложить им достойные условия жизни? Так ли трудно приобрести квартиру на первом этаже, чтобы 92-летняя женщина могла жить активной жизнью, которой она живет сегодня?»

Действительно, обидно. Обидно и горько. Человек, всю жизнь отдававший своей стране всё – знания, умения, здоровье, жизнь, на склоне лет не имеет права что-то получить взамен. Если уж  Анна Николаевна недостойна жить в хорошей благоустроенной квартире, то кто же вообще может рассчитывать на то, чтобы просто жить в этой стране? И всё-таки Капогузовы, продолжают надеяться и верить в порядочность властей, святая обязанность которых позаботиться об Анне Николаевне.

Татьяна СИМАГИНА.

Подписка на газету «Зори»

Оплата онлайн, доставка на дом

Читайте также

Интересное в Северском районе