Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация
Общество

Необыкновенный Бабенко

Его жизнь — пример ратного и трудового подвига. Главным врачом района он проработал 35 лет. Заслуженный врач РСФСР Бабенко награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны второй степени, «Знак Почета»» и семью медалями.

Начало начал

Федор Григорьевич Бабенко родился в станице Азовской в 1916 году. В крестьянской семье воспитывалось десять детей.

Окончил начальную школу в станице Азовской, семилетку — в Северской. Рано вылетел из родного гнезда. В те годы дети рано взрослели.

В четырнадцать лет подался в Краснодар. Поступил в фабрично-заводское училище. Слесарил на заводе имени Седина.

Но была у Феди мечта — хотел непременно стать врачом, чего бы это ему не стоило. Поставленных целей умел добиваться. Восемнадцатилетний Фёдор без отрыва от производства поступил на вечернее отделение медицинского рабфака. А затем — и в медицинский институт.

Хрупкий худенький юноша учился и… голодал.

Однажды его окликнул профессор:

— Федя, я слышал ты мастер по слесарной части. У меня кран дома подтекает. Ты не посмотришь? Вот тебе адрес. Приходи завтра к обеду. Буду ждать.

Когда Фёдор пришёл, его действительно ждали. Но кран оказался в порядке. А вот обедом накормили. Такая история несколько раз повторялась. Придёт ремонтировать, а там делать нечего. Это только потом, обретя жизненный опыт, Фёдор понял: профессор его просто подкармливал.

Врач и медсестра

В 1942 году Фёдор окончил институт и сразу же добровольцем ушел на фронт.

Там он и будущую свою жену Надежду Петровну встретил:

— Вышел как-то во двор госпиталя. Смотрю: стайка девочек в военной форме, — часто рассказывал он потом. — Подошёл, познакомился. Оказывается, тоже медики. Стал угощать их конфетами-подушеч-ками. Одна отказалась. Вот теперь кормлю её всю жизнь, — шутливо вздыхал он.

Служить пришлось в одной воинской части. Случалось, спасали друг друга от неминуемой гибели.

Однажды во время длительного перехода зимой, морозной ночью он вдруг обнаружил, что Надя исчезла. Вернулся, стал искать и нашёл её под деревом. Надя потеряла сознание от холода и усталости. Привёл девушку в чувство. Вместе потом догоняли ушедших вперёд бойцов.

История один в один повторилась с Фёдором. Бомба попала в дом, где он квартировал. Его оглушило. Молодого врача вытащила из-под обломков медсестра Надя…

Жизнь такая фронтовая

Вот что вспоминал Фёдор Григорьевич о своём боевом пути.

— Три года прослужил в отдельной горно-стрелковой 351-й дивизии. Всё это время дивизия практически не выходила из боя. Для пополнения бойцами её отводили во второй эшелон на два-три дня. И вновь вводили в бой.

Я командовал санитарной ротой. Часто рота была вынуждена вступать в бой. Днём и ночью, летом и зимой, под дождём и в морозы санитарная рота в полевых условиях, как правило, в землянке перевязывала раненых, а потом отправляла их в медсанбат.

Вот картинки из нашей фронтовой жизни.

У Сур Дигоры трое суток шёл непрерывный бой. Санитарная рота расположилась на перекрёстке дорог. На нас пошёл поток раненых из всех дивизий. За двое суток мы оказали медицинскую помощь двумстам раненым. Была проблема с их отправкой в медсанбат. Мы останавливали весь попутный транспорт, иногда угрожая оружием водителям. Но всё-таки вывезли раненых из-под шквального огня.

Дивизию дважды направляли в тыл врага, чтобы отрезать пути отступления немцам. Без транспорта, навьюченные боеприпасами, станковыми пулемётами, провизией и перевязочным материалом морозными ночами мы уходили в тыл врага.

Под Кабардой наш полк в три ночи обезоружил сонных немцев. В плену оказались более двух тысяч немецких солдат.

В станице Черноерковской под Темрюком дивизия вступила в неравный бой. Под шквальным огнём наша санитарная рота выносила с поля боя раненых. Я вынес двенадцать бойцов и офицеров. За это награждён орденом Красной Звезды.

Страшные моменты были при форсировании Днепра, при выходе из окружения под Житомиром. Бомбёжка, артобстрелы, движение немецких бронированных частей, танков. Нечеловеческие испытанияю В сорок третьем вступил в партию.

Под Шепетовкой я только к рассвету закончил перевязывать раненых. На мобилизованных у населения лошадях отправил их в медсанбат. И здесь же сам был серьёзно ранен в бедро.

За три года боёв в нашей санитарной роте были убиты три врача, четыре ранены, погибли десять фельдшеров. Очень тяжело терять друзей по оружию…

Шёл сорок четвёртый год. После выздоровления был назначен врачом санитарной летучки, а затем хирургом-ординатором эвакогоспиталя. В служебных командировках во время войны приходилось бывать в Польше, Германии, Чехословакии и Венгрии.

Мирная жизнь

Фёдор и Надя поженились. А девятого мая 1945 года у молодожёнов под гром победного салюта родилась дочь Лариса. В 1946 году супруги демобилизовались.

В том же году 10 июня Фёдора Григорьевича Бабенко назначили заведующим отделом здравоохранения Северского райисполкома. Надежда Петровна устроилась на работу в аптеку.

 В 1948-м году Бабенко открыл в райцентре противотуберкулёзный кабинет. В 1949-м — клиническую лабораторию, в 1955-м — инфекционное отделение.

С 1956 года он главный врач района.

Ну, а в семье — прибавление. В 1957-м году у Фёдора Григорьевича и Надежды Петровны родился сын Сергей.

С 1963 года по январь 1967 года Бабенко — главный врач укрупненного Абинского района Краснодарского края.

После реорганизации он снова главный врач Северского района.

Бабенко оказался прекрасным организатором. Много строил.

В станице Северской в 1961-м году сдан в эксплуатацию трёхэтажный больничный лечебный корпус.

Затем лечебный корпус в посёлке Черноморском, полик­линика в станице Северской на тысячу посещений в день, амбулатория в селе Львовском, овощехранилище, здание санитарно-эпидемиологической станции, типовая больница на сто коек и детская молочная кухня в посёлке Афипском, фельдшерско-акушерский пункт в станице Калужской.

В 1961-м вступил в строй трёхэтажный лечебный корпус на 200 коек. В 1972-м открыто новое трёхэтажное здание поликлиники. По желанию Фёдора Григорьевича, её украсило панно — женщина с ребёнком. В 1964-м году до 175 коек расширена больница в посёлке Ильском. В 1972-м году в селе Львовском построено новое здание амбулатории. В сёлах и хуторах открывались хорошо оснащённые по тем временам фельдшерско-акушер-ские пункты.

Заботился о создании условий для своих кадров. Построил 27-квартирный жилой дом для медицинских работников, типовой пищевой блок для них же. Построил и себе саманный дом на улице Советской.

В ту пору Бабенко признавался:

-Если бы я не стал врачом, непременно бы выучился на строителя.

Радел за дело. Мог ночью, а то и под утро проверить дежурство. Был очень внимателен к людям. Пестовал моральный климат в коллективе. Умел с первого взгляда оценить человека и ситуацию.

Приходил утром рано, заглядывал в кабинеты врачей и в палаты, в служебные помещения. К восьми утра у него была полная картина, что происходит в больнице.

Лечебно-профилактическая работа поднимается до уровня краевых лечебных учреждений. Ежегодно увеличивается объём сложных оперативных вмешательств и оказание высококвалифицированной помощи хирур­гическим больным.

Работу свою Фёдор Григорьевич любил беззаветно и относился к ней с обострённой ответственностью

Бабенко — принципиальный, инициативный руководитель. Делал столько, что до сих пор люди удивляются: «Неужели всё это под силу одному человеку?» Отсюда — авторитет не только среди сотрудников, но и населения. Фёдор Григорьевич — бессменный депутат райсовета.

Как за каменной стеной

Он делал всё, что мог, чтобы район не испытывал нужды в медицинских кадрах.

Опирался в работе на бывших военных врачей. Фронтовики — его надежда и опора.

Но смену Фёдор Григорьевич готовил целеустремлённо и дотошно. Ездил в Армавирское медицинское училище. Обещал девушкам-выпускницам общежитие и женихов и обещания свои сдерживал…

Потом при районной больнице организовал филиал Новороссийского медицинского училища. Его выпускницы в лечебных учреждениях района работают и сейчас. Это Любовь Петровна Лукашова, Ольга Ивановна Рыкова.

 Умел заметить старания каждого и поощрить. В его бытность десяти медицинским работникам присвоено звание «Отличник здравоохранения», пяти врачам района присвоена высшая категория, восьми — первая, пяти — вторая.

Ежегодно 15 врачей и 30 человек среднего медицинского персонала повышали свои профессиональные знания на курсах специализации и усовершенствования. На базе цент­ральной районной больницы организовал семинарские занятия по службам «Прогресс медицинской науки и практики».

Подбором кадров занимался сам непосредственно. Поэтому дорожил каждым. Стеной стоял за всех. Его кредо по жизни — защитить, отстоять, обеспечить…

Лезгинка по праздникам

Тогдашний председатель райкома союза работников здравоохранения Валентина Александровна Смолякова вспоминает:

— А вот тупых и бездельников не терпел. За попустительство и нерадивое отношение к больному так умел поговорить тет-а-тет с подчинённым, что тому ничего не оставалось, как изменить своё отношение к делу.

Его деликатность и благородство проявлялись даже в мелочах. Он, когда за рулём, никогда не проедет мимо голосующей на дороге скромной труженицы больницы — санитарки. Притормозит и предложит подвезти.

А праздничные собрания, посвящённые Восьмому марта! Накануне посланцы главного врача отправлялись в лес за пролесками. Потом связывали их в букеты. И когда актовый зал окончательно заполняли женщины, он заходил последним с огромной корзиной пролесков. Поздравлял непосредственно каждую, для каждой находил доброе слово.

Выезжали с коллективом в выходные на море, в лес. Повёз однажды в Крепостную. Вокруг горы. А в лесу он вдруг обнаружил необыкновенные деревья — пирамидальные дубы. Оказывается, есть и такие в природе. Привёз домой два саженца и собственноручно посадил их у входа в больницу. Теперь эти некогда тоненькие прутики — настоящие великаны. Многие думают, что это тополя, а это пирамидальные дубы. Он же сам насадил берёзок у детской поликлиники. Жалко, что эти деревья не живут долго.

Мудрый руководитель, труженик, интересный собеседник, жизнелюб — таким мы запомнили Фёдора Григорьевича. А кто забудет его лезгинку в дни праздничных застолий? Но, главное, вы подумайте о том материальном, что оставил после себя этот человек. Больницы, поликлиники, амбулатории, фельдшерско-акушер-ские пункты по всему району.

Его дочь Лариса Фёдоровна вспоминает об отце:

— Читал нам с братом Сергеем на ночь сказки. Любил всё живое. Показывал весной какое-нибудь семечко:

— Представляете: из него, такого крохотного, вырастет цветок? Это разве не чудо?

— Чудо, — соглашались мы.

— Если бы я не был врачом, стал бы агрономом, — заявлял с мечтательной улыбкой папа.

Любимое его наставление: «Надо сразу делать всё правильно и хорошо».

Жила семья «нараспашку». Двери в наш дом не закрывались. У моих родителей было много друзей. Наверное, поэтому и мы, их дети, выросли с открытыми сердцами.

Подростком я могла привести в дом случайного человека, которому, как я услышала, негде ночевать. Родители со мной не спорили.

Папа — добрый, порядочный, верный — обладал даром предвидения. Но это я поняла уже потом.

— Ну, и батька у тебя! – слышала я от людей. Знаю: необыкновенный. Всю жизнь им гордилась.

Людмила Бухало.

Фото из семейного архива.

Подписка на газету «Зори»

Оплата онлайн, доставка на дом

Читайте также

Интересное в Северском районе

Шрифт

Изображения

Цветовая схема

Поиск по сайту