Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация
Общество

«Об этих годах не жалею…»

На срочную службу Сергея, тогда еще двадцатилетнего парня, призвали весной 81-го из города Шахты, где он учился в техникуме, и отправили проходить КМБ в Майкоп в танковую бригаду.

— В последние дни «учебки» мы узнали, что нас отправят в Афганистан. По телевизору и в газетах мало говорили о том, что там творится, поэтому мы не боялись. Было, наоборот, интересно: как живут за границей? – вспоминает Сергей Михайлович.

В жарком аэропорту Кандагара молодых солдат построили, наскоро объяснили, зачем их привезли в чужую страну, рассказали об интернациональном долге и отвезли в расположение.

Рядовой Макарчук поступил во взвод материально-технического обеспечения водителем, за ним закрепили ЗИЛ-131.

— Моей основной задачей было освобождать дорогу впереди идущему транспорту. Если во время переездов случались поломки или какая-нибудь машина подрывалась на мине, я должен был оперативно ремонтировать технику, либо буксировать ее в сторону.

Жили бойцы в палатках – не то чтобы очень комфортно, но солдатский быт и не предполагает легких условий. С местным населением не общались, это было запрещено. Изредка по праздникам служивых баловали концертами, а однажды на 23 февраля к ним даже приехали звезды – Лев Лещенко, группа «Спектр».

Писали домой, правда, вся почта приходила вскрытой, со штампом «Проверено цензурой», но со временем солдаты привыкли к такому положению вещей. Свыклись даже с жарой и пыльными ветрами. «По крайней мере, – говорит Сергей Михайлович, – на службе мы не голодали».

Первое время солдаты оставались в неведении, какие испытания ждут впереди, но эта неопределенность не пугала их, а лишь добавляла адреналина. Страшно стало после первого рейда, когда они увидели трупы, когда стало ясно, что их самих тоже могут убить…

«Когда наша колонна проезжала по Кандагару, мы высовывали автоматы из окон машин и палили наугад, просто чтобы душманы видели, что мы можем обороняться», – вспоминает Макарчук. Город, застроенный глиняными домиками, заборами, из-за которых враги могли стрелять, оставаясь невредимыми, не оставлял возможности вести бой на равных.

Служба в Афганистане была опасной, и, как ни ждали родные и близкие, не все солдаты вернулись домой. Убило на войне товарища по «учебке» Серёгу Лушкина, единственного сына у матери и отца. «Он как чувствовал, что скоро умрет… В последние дни сделался молчаливым, сторонился людей», – вспоминает тёзку Макарчук.

О том, как ждала из армии своего жениха, а потом и мужа, вспоминает жена Сергея Михайловича Наталья Юрьевна:

— Очень боялась за него. Мы расписались 14 января, когда он приходил в отпуск. Потом уехал и – ни слуху, ни духу. Больше месяца не было писем, я атаковала военкомат, пытаясь выяснить, где он, что с ним… А там отвечали, особо не церемонясь, мол, ждите, если что случится, вам сообщат.

Отслужив полтора года в Афганистане, Сергей Макарчук попал в госпиталь и дослуживал уже в Ташкенте. Поздней весной 83-го вернулся домой. О том, что довелось служить в Афганистане, он не жалеет: «Ведь всё в жизни надо было посмотреть. И войну тоже. После этого начинаешь больше ценить мир».

В XXI веке история осуждает участие СССР в афганской войне, называя это ошибкой, авантюрой, интервенцией и т. д. Но в 80-е годы за службу в ДРА давали боевые награды, и Сергей Макарчук по возвращении из армии получил медаль «От благодарного афганского народа». Русскому солдату во все времена было недосуг заботиться о том, как к его поступкам отнесутся летописцы грядущего. Да и не положено это – размышлять над приказом: что Родина велит, то и выполняй.

…Узнав в 1989 году, что советские войска покидают ДРА, рядовой в запасе Сергей Макарчук испытал радость – за тех ребят, которые больше не будут попадать туда и погибать вдали от родины.

Анастасия ЛОЖКИНА.

Подписка на газету «Зори»

Оплата онлайн, доставка на дом

Читайте также

Интересное в Северском районе

Шрифт

Изображения

Цветовая схема

Поиск по сайту