Отдать больше полувека школе можно только по любви

В этом уверена педагог английского языка Валентина Ивановна Жук, которая скоро отметит красивый юбилей — 70 лет.

Пощёчина отца запомнилась на всю жизнь

Валентина Жук в молодые годы

Она родилась в станице Холмской Абинского района в традиционной казачьей семье. Мама работала заведующей столовой, папа энергетиком. Детство Валентины и её младшей сестры Светланы проходило как у всех послевоенных детей. Бабушка была глубоко верующей и часто водила Валю с собой в церковь. Однажды будучи школьницей Валентина выступала в местном ДК с научным опытом, доказывающим, что иконы не плачут, что это чистая химия. Выступление случайно увидела их соседка и тут же рассказала об этом бабушке. «Вот ведь антихристка! — с такими словами встретила её на пороге бабуля с лозиной. — Сейчас я тебе покажу! Заплачут и иконы, и Бог, и ты вместе с ними!». Валентина до сих пор помнит, как убегала от той лозины.

— Вообще-то меня в детстве не били, — говорит женщина. – Один-единственный раз отец дал мне пощёчину. Это было, когда я окончила школу. Вечером он немного выпил и решил сесть за руль, чтобы кого-то отвезти. Я спрятала ключ от автомобиля в платье и твёрдо сказала: «Не поедете, потому что пьяный!». Он ещё пару раз попросил ключ, а потом с размаху ударил меня по щеке. Мне было не столько больно, сколько неожиданно. Утром мама заставила меня пойти к нему в комнату и извиниться. Так уж было принято в казачьих семьях — кто бы ни был виноват, младшие всегда просят прощения. Я зашла, тихонько сказала: «Папа, простите меня». Он поднял голову, а глаза полны слёз, тоже передо мной извинился. Так, обнимаясь, и вышли с ним к столу.

Валентина была отличницей в школе, но особенно ей нравился английский язык. Во многом благодаря учительнице, которую тоже звали Валентина Ивановна. Её уроки всегда проходили весело и нескучно — со стихами, песнями, танцами и театральными сценками. 

Иняз покорился не с первого раза

Мама мечтала, чтоб Валя стала учительницей, а папа хотел, чтоб была врачом. Самой девушке профессия учителя нравилась больше, и, получив аттестат, она поехала поступать в Пятигорский институт иностранных языков. Но не поступила. Экзамены сдала успешно, но не хватило всего полтора балла. Расстроилась жутко, по пути на вокзал рыдала на весь трамвай.

Тем летом родители улетели работать в Сургут. А через полгода Валентина написала им письмо с просьбой забрать её к себе. Ответили коротко: не боишься морозов — прилетай.

— Январь. Утро. Прилетаю в заснеженный городок. Телефонов тогда не было, только адрес: Кедровая, 24. Иду, не понимая куда, всё белым-бело, сугробы высоченные, мороз трескучий. Я начала замерзать. Села на чемодан и разрыдалась. Тут подошёл мужчина в меховой шапке. «Чё, — говорит, — ревёшь?». Я рассказала, кого ищу. А он мне: «Так вот он, дом твоих родителей, прям перед тобой». Оказалось, сосед.

В Сургуте Валентина устроилась в местную школу методистом и параллельно готовилась к поступлению в Тюменский университет. И в 1968 году успешно поступила. Через пять лет с дипломом в руках она вернулась на Кубань. В родном Абинском районе работы не было, и она поехала в Темрюкский район, в совхоз Мирный учителем английского языка и организатором по внеклассной работе. Там Валентина проработала 15 лет. Там родились сын и дочь. В 1987 году семья переехала в Северский район.

К каждой школе прикипала сердцем

Придя в северский РОНО, Валентина Жук столкнулась в коридоре с Валентиной Шастиной, которая тогда была директором ильской школы № 52. Услышав, что женщина ищет работу, Валентина Гавриловна, не церемонясь, спросила:

— Какой предмет?

— Английский язык.

— Замечательно. Поехали!

Так она стала учителем английского и завучем по внеклассной работе в 52-й. Сняли в посёлке домик и параллельно начали строить свой, большой. Более десяти лет она проработала в этой школе. Там же получила звание ветерана труда и медаль, а в 1995 году аттестовалась на высшую категорию будучи первопроходцем в районе.

Когда достроили дом, добираться до 52-й школы стало далеко, а вот 16-я была ближе, и Валентина Ивановна приняла нелёгкое для себя решение перейти в другую школу. И там её приняли тепло, коллектив оказался добрым и творческим.

Спустя восемь лет ей предложили работу в недавно открывшемся Азовском лицее. И снова нелёгкий выбор, ведь к каждой школе она прикипала всей душой и сердцем. Посоветовавшись с директором школы Натальей Рыбиной, Валентина Ивановна написала заявление. В лицее она проработала с 2001 по 2015 год. За это время гимназия ей стала родным домом.

Но тут в семью одно за другим стали приходить несчастья. Сначала на 92-м году жизни умирает папа, а через несколько лет муж.

Ещё при жизни отца Валентина успела «выбить» ему квартиру как фронтовику. Иван Александрович в своё время прошёл плен, фронт, концлагеря. Собрав все необходимые документы, она пошла к местным властям — сначала к главе района Адаму Джариму, а затем и к губернатору Александру Ткачеву. Квартиру отцу дали в Афипском. Но последние годы перед уходом он жил с Валентиной в её доме. Когда родных мужчин не стало, дочь с семьёй переехала в Краснодар, а сын в посёлок Черноморский. Валентина Ивановна осталась совершенно одна в огромном доме. Тогда и приняла решение его продать.

«Я принципиально-противная!»

С 2015 года она живёт в посёлке Афипском. Работала в школе      № 4, потом несколько лет в ильской 52-й, сейчас продолжает преподавать афипским школьникам. Работала она в районном профсоюзе, в районном методобъединении и в краевой комиссии по аттестации учителей английского языка. В этом году будет 52 года, как она носит гордое звание — учитель. За эти годы у неё было семь выпусков, несчётное количество школьных фотографий и множество наград, в числе которых диплом победителя конкурса лучших учителей России — 2007, призёра районного конкурса «Учитель года Кубани — 2011», дипломы американских посольств.

— Никогда я не видела себя никем, кроме учителя, — признаётся Валентина Жук. — Школа — это моя жизнь и моя любовь, а все мои выпускники — словно родные дети. Звонят, не забывают, иногда поздравить с праздником, иногда просто рассказать о своих делах и успехах, посоветоваться.

Саму себя она без доли стеснения называет принципиально-противной, но, возможно, именно это качество помогало ей идти до победного конца при достижении своей цели. «Замахнула, так бей!» — одно из её любимых выражений, и именно с ним она пошла по инстанциям, добиваясь квартиры отцу-фронтовику.

— Считаете себя счастливой женщиной? — спрашиваю напоследок.

— Пожалуй, да! У меня чудесные дети и внуки, любимая работа держит в тонусе. Но если быть до конца откровенной, то для полного счастья не хватает хорошего человека рядом, чтоб вместе с ним встречать восьмой десяток.

Яна Богатырёва

Фото автора и из домашнего архива В. Жук

Подписка на газету «Зори»

Оплата онлайн, доставка на дом

Мы молодые

Читайте также

Интересное в Северском районе

Шрифт

Изображения

Цветовая схема

Поиск по сайту