Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация
Общество

Спасение утопающих — дело рук самих утопающих?

Ещё один мой знакомый рассказывал, что ездит за границу исключительно самостоятельно, никогда не покупая турпакетов. Для него важно почувствовать колорит страны, в которую он попадает. Если это приморский регион, Испания, например, снимает номер в небольшой частной гостинице в маленьком городке. Обязательно с кухней. Ранним утром ходит на местный базарчик, где продают только что выловленную рыбу. Возвращаясь в номер, тут же самостоятельно готовит её, вкушает. Потом отправляется в мелкие местные сувенирные лавочки. Именно там — настоящие сувениры, отражающие стиль и образ жизни народа, и по умеренным ценам. Поскольку свободно общается на английском, просто гуляет по улицам, знакомится с людьми и проникается тем колоритом, за которым и ехал…

А куда бы надобно отправиться для того, чтобы почувствовать уровень интеллигентности и стиль жизни в нашей стране? С кем пообщаться, чтобы понять — куда она идёт, эта страна, к чему стремится, что за люди ведут нас за собой? Самое верное — в гости к старикам. Мне кажется, что именно по отношению к ним и определяется ситуация в стране в целом.

Мы не собирались проводить исследований. Просто получилось так, что в редакцию позвонила жительница посёлка Ильского и попросила приехать нас в гости к её соседке, 86-летней Ольге Семёновне Корягиной — ветерану, инвалиду, и активистке, которая живёт в доме № 153 по улице Свердлова. И мы поехали…

Ольга Семёновна встретила нас у подъезда своего дома и пригласила войти. Вошли и застыли. Видеть такой квартирки не приходилось давно. Сказать, что дом аварийный — ничего не сказать. В квартире пенсионерки кусками обвалилась штукатурка и на потолке, и на стенах, от обоев осталось только название. Но самое главное – печка-«голландка».

— В прошлом году соседи на втором этаже делали ремонт, — рассказывает Ольга Семёновна. — Обвалилась штукатурка с потолка. Печка перестала работать. Топила только в спальне, а в зале закрыла. А в этом году, опять же во время ремонта, что-то рухнуло внутри печки. Дымоход перестал работать. Я написала в газовую контору, но никто не приехал. Но когда соседка сообщила в ЖКХ о том, что моя печка обвалилась, понаехало столько народу — и полиция, и ЖКХ, и газовики… Преступницу нашли. Отрезали газ на входе в квартиру. Хотя вторая печка была рабочей. Просила отрезать только аварийную «голландку», чтобы хоть как-то отапливать квартиру. Сказали, что не положено так.

И вот уже больше месяца Ольга Семёновна живёт в холодной квартире. Без газа, значит, и без отопления.

— После прошлогоднего выступления Путина, в котором он говорил о том, чтобы ветеранам помогли провести воду, газ, дали квартиры, началось моё хождение по мукам, — продолжает Ольга Семёновна. — Куда ни ходила, ничего не выходила. Говорят, пенсия у меня со всеми надбавками и льготами 10 тысяч, так что я обеспеченная старушка. У местного главы была четыре раза, но на приём так и не попала. Никому мы, пенсионеры, не нужны. Четыре письма написала Медведеву, когда президентом был. Теперь написала ещё раз, как премьеру. На все предыдущие письма получила ответы. Но поняла так, что мои обращения от президента поступали в край, оттуда в ведомственный департамент, а потом – в район. А тут — яма…

Как ветерану войны Ольге Семёновне должны были предоставить отдельную квартиру. Но и этого она не дождалась.

— Было дело, мне предложили переехать в общежитие. А зачем мне это нужно? — жалуется пенсионерка. — Я старый человек, какое общежитие в моём возрасте? У меня и так общежитие — ни воды, ни туалета, всё во дворе. Я посылала документы в районную администрацию. Приехали ко мне из района, руками развели: «Ох, как вы тут живёте?». А я говорю: «Не надо охать, вы лучше документы мои рассмотрите». Они так сердобольно пообещали, и всё. Никаких результатов. Прислали письмо: «Уважаемая Ольга Семёновна…». Что за издевательство, какая я уважаемая? Разве уважаемые так живут? Написали, что ставят на учёт, где есть в семьях погибшие. Я послала запрос в архив. Мне прислали письмо о том, что мой отец служил в кавалерии и погиб. Эти документы я повезла в военкомат. Там, видимо, даже не прочитали моё письмо. Пишут, что не могут мне выделить квартиру как ветерану войны. Причём тут я, если документы на отца посылала?

Сегодня Ольга Семёновна спасается тем, что обогревается маленькой электрической печкой на две конфорки. Это и отопление, и плита для приготовления пищи. Со слезами на глазах она рассказывает о том, что работала с пятнадцати лет, в семнадцать попала в Чечню, поднимала там сельское хозяйство, была комсомолкой, коммунисткой. И вот, на склоне лет осталась, как говорят, у разбитого корыта. Несколько раз она повторила одну и ту же фразу: «Мы никому не нужны…». Горько и больно слышать такие слова от человека, всю свою жизнь посвятившего искренне любимой стране.

Жизнь этой пенсионерки из Ильского и есть показатель нашего патриотизма, «колорит» нашей страны. Можно ничего не говорить ни о смысле последних реформ, ни о гордости за место, в котором живёшь, ни о планах и задачах, реализуемых в жизнь. Можно просто приехать в гости к Ольге Семёновне и понять истинную сущность всех высоких слов.

Пока материал готовился в печать, мы попросили главу Ильского городского поселения Николая Головко проехать к Ольге Семёновне и помочь пенсионерке выжить грядущей зимой. По телефону Николай Викторович сообщил нам о том, что эта ситуация ему известна. Однако ильская администрация сейчас вынуждена заниматься проблемой ветерана войны, который живёт над квартирой Ольги Семёновны.

— У Корягиной квартира приватизирована, потому она самостоятельно должна решать все проблемы, с ней связанные, — сказал нам глава Ильского поселения. — А у ветерана наверху, который также остался без газа по вине Ольги Семёновны, квартира муниципальная. Потому в первую очередь мы будем помогать ему. К тому же у Корягиной есть прекрасный частный дом, в котором живёт её сын, а в эту квартиру она заселилась специально для того, чтобы попасть в программу переселения.

Что и говорить, странно слышать такие ответы… Причём тут сын? Какая разница, где он живёт и почему? Если государство обещало — оно должно выполнять свои обещания, вне зависимости от того, есть ли у ветерана дети, внуки, родственники. Ведь ветеранов войны осталось — по пальцам пересчитать…

Татьяна СИМАГИНА.

Фото Геннадия ШКИЛЕВА.

Подписка на газету «Зори»

Оплата онлайн, доставка на дом

Читайте также

Интересное в Северском районе

Шрифт

Изображения

Цветовая схема

Поиск по сайту