Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация
Общество

Троица незабвенная

Меняется наша жизнь стремительно. Мы подчас даже не замечаем, когда это происходит. Да и как заметишь, если смена событий, пристрастий, мировоззрений, знаний, увлечений непрерывна. Даже то, что меняются поколения, мы замечаем тогда, когда наши собственные внуки и правнуки становятся взрослыми. А старики, как и тысячу лет назад, ворчат, что молодые не знают того, что помнят они — без объяснений, зачем это нужно. Ворчат и всё. И процесс этот вечен.

Не исключение и моя жизнь. Мама часто повторяла, что в жизни всё просто, если жить по-божески. Но это и есть главная трудность. Наверное, не всегда удавалось жить так, как говорила мама. Но искренне старалась помнить и хранить всё самое доброе, что оставляли родители, родные и знакомые.

Каким дивным очарованием осенены детские воспоминания о праздниках. Праздники были разные. Церковные, которые не считались праздниками, и официальные, государственные. Сказать, что в «негосударственные» праздники гуляли с меньшим размахом и воодушевлением, не могу. Все любят повторять, что праздновали их «потихоньку». Не сказала бы. Песни в каждом дворе, собиралась родня, соседи. На стол ставили всё, что было в доме.

И Рождество, и Пасха, и Троица, и Спас были праздниками народными. Поэтому и кутью варили, и вечерю носили, куличи пекли и украшали стол крашенками.

В этой праздничной череде Троица стояла в моей детской памяти особняком. Это было волшебство с походами в лес за ветками черноклёна и на выгон на Карасуне, где теперь стадион «Кубань» и телецентр. Мы знали укромные уголки, где пасся скот и были заросли полыни, тысячелистника и донника. Но за самой пахучей травой и черноклёном нужно было долго ехать трамваем, потом идти пешком. В кошёлках лежали серпы и мешки. Считали, что именно ранним утром собираются самые духовитые травы. Большой удачей было найти заросли чабреца — неприметной с виду травы.

Потом с мешками, наполненными травой, уставшие, но счастливые возвращались домой.

Дома тщательным образом наводили порядок, всё мыли и чистили. Мама убирала на несколько дней половики и застилала пол травой. И наступало чудо: дом превращался то ли в лес, то ли в сад! Вокруг окон — ветки черноклёна, иконы украшены мятой, ветками с молодыми, красными побегами. Картины, написанные отцом, зеркало, рамы с множеством фотографий — всё в зелени!

Ветки украшали забор и особенно калитку. Мама искренне радовалась, когда прилетевшие птички, чаще всего это были воробьи, садились на ветку.

— Души умерших прилетели домой на Троицу, как птицы Божии, и качаются на этих ветках, — говорила она.

А какие были восхитительные ночи! В Троицкие дни нам позволяли спать на полу, на ароматной траве, а не на кроватях. Так что ждали мы этого от самой Пасхи.

Потом, через много лет, пришло осознание этого чуда, стала понятна истинная красота этого праздника.

На пятидесятый день после Пасхи празднуют Троицу. Потому и называется она Пятидесятницей. В сошествии Святого Духа на апостолов была вся Святая Троица: Бог-Отец, Бог-Сын и Святой Дух. Троицкому воскресенью предшествует Троицкая Вселенская суббота — день особого поминания умерших близких.

Предки считали, что Святой Дух в этот день очищает души живых, поминающих усопших, особой спасительной благодатью.

Трогателен печальный обычай молиться за тех, кто не просто умер, а ушёл из жизни по своей воле. Грех этот нельзя замолить. Души самоубийц попадают в ад, потому что это деяние непростительно. Но за них можно молиться в Троицкую субботу, зная, что душе, терпящей муки адские, облегчают страдания.

Но Троицкое утро — весёлое, щедрое на тепло — приходит в наши дома. И в этот день даже еда в нашем детстве была другой. Начинается лето, на столах появляются пирожки с начинкой из яиц, лука и укропа. Их испокон века готовили первый раз в году именно на Троицу.

Но была ещё одна особенность, которая нравилась нам необыкновенно: ели всё, что нельзя пролить с капустных листьев. На них клали не только угощения, но и хлеб. А он тоже был особенный — зеленый. В него, когда пекли, добавляли укроп и чуточку обжаренный зелёный лук. Зелёный хлеб на капустном листе был восхитителен!

Взрослые рассказывали много всего в этот день. Не понимая толком, кто такие апостолы, мы представляли себе эту торжественную картину сошествия Святого Духа, язычки пламени казались радужным сиянием. Разговоры затягивались надолго, потом начинались рассказы о том, как праздновали этот день в старину, о венках, чудесах, и слушали мы разинув рты, как самую лучшую сказку.

Когда начинались эти рассказы, вспоминали о том, что траву несли не только в дом, но ещё больше в церковь. В старых казачьих храмах станичники связывали охапки мяты, мелиссы, чабреца в огромный венок, а в середину ставили большую свечу, называемую Троицкой. Она должна была гореть на протяжении всей обедни. По окончании службы эту траву разбирали, несли домой и использовали её для лечения разных недугов.

Стол в доме всегда соответствовал особому колориту праздника. Стелились вышитые нитками мулине скатерти. В нашем растревоженном чудными запахами, необычной едой и красочными рассказами воображении появлялся ещё один, несколько странный, персонаж — кукушка. У неё девушки могли узнать, сколько годков им ждать замужества, и множество других не менее интересных фактов.

Нужно сказать, что четверг перед Троицей называется Семик. Малороссы, прибывшие на Кубань, всю неделю называли Зелёной, Клечальной, а последние три дня Зелёными Святками. И, как бы церковь ни осуждала все разговоры и верования в русалок, они жили в сказаниях на Троицких Зелёных Святках. То-то страхов натерпимся, пока дослушаем до конца рассказы стареньких бабушек!

На Семицкой неделе наши прабабки, когда были ещё совсем молоденькими девушками, шли за станицу, стелили на высоком бугре рушник, клали на него сплетённую из травы под названием «кукушкины слёзы» «кукушку» и менялись нательными крестиками. Обнявшись, целовались и обещали друг дружке не нарушать крепкой дружбы, ведь теперь они стали кумами. По этому поводу угощались яичницей.

Да чего уж тут скажешь, наша детская жизнь на Троицкой неделе, сон на духовитой траве были полны чудес, запахов и запомнились на всю жизнь.

А в понедельник наступает Духов день. И вся неделя после Троицы в память всех святых называется Всесвятской.

Завершается весна, и Всесвятская неделя — её проводы.

Мы радуемся праздникам. У нас их много, они разные. Вот только мы о них мало знаем. От того они теряют свою особенность, неповторимость и удивительную прелесть. Поэтому и печалит, что уходит из нашей жизни что-то чистое, доброе, издавна делавшее жизнь не такой прагматичной и жестокой. А всё так просто — забывая обычаи, традиции, обрядность предков, мы теряем нашу национальную культуру. Теряем то, что делает нас народом, а не просто населением.

Валентина Киселёва.

Подписка на газету «Зори»

Оплата онлайн, доставка на дом

Читайте также

Интересное в Северском районе

Шрифт

Изображения

Цветовая схема

Поиск по сайту