Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация
Общество

Вторжение и оккупация

Накануне вторжения фашистов в наш район из него были вывезены сельхозтехника и горючее, угнан и спрятан в горах и других местах скот. Нефтяные скважины, нефтепроводы, нефтевышки, водопроводы, электростанция и мастерские были взорваны и выведены из строя.

Приходу врага предшествовали жестокие бомбежки станиц, хуторов, железнодорожных станций, шоссе, а потом началась и сама оккупация. 14 августа фашисты захватили станицу Афипскую, 15 августа – Новодмитриевскую, 16 августа – Северскую, которую оккупировали солдаты второй немецкой роты 505-го полка во главе с оберт-ефрейтором Олани Гансом.

Станицу Ставропольскую 18 августа захватили румынские солдаты, а 20 была захвачена Григорьевская, 21 – село Львовское и 23 августа – станица Смоленская.

Калужскую занял пятый стройбат во главе с сержантом Кристеску. Хутор Пороно-Покровский 14 августа оккупировал четвертый кавалерийский полк, а 16 августа была захвачена станица Ильская. В её оккупации принимал участие 13 артиллерийский полк восьмой дивизии. Последней была захвачена станица Азовская, произошло это 6 ноября, когда в неё вошли румынские солдаты.

В районе фашисты установили «новый прядок». Для его поддержания были учреждены военная, гражданская и железнодорожная комендатуры, а также организованы полиция и жандармерия.

Оккупанты остерегались вторгаться вглубь гор и лесов, где находились воинские части и партизаны. Эти подразделения совершали диверсии на шоссе и железной дороге.

Но чтобы пресекать подрывы и диверсии, фашисты взяли в заложники мирных жителей. В станицах Ильской и Северской ими были заполнены почти все подвалы и многие сараи, откуда их стали регулярно вывозить в Краснодар и умертвлять в душегубках.

И это дало определенный результат. Через время партизаны и воинские части прекратили всякие действия против фашистов и сосредоточились на подготовке к наступлению.

Командование 339-й красноармейской дивизии строго следило за переходом оборонительной линии. Без разрешения её не пересекали не только солдаты и офицеры воинских частей, но и партизаны, исключения были лишь для разведки, ходившей в тыл врага.

«Командование не разрешало даже стрелять в сторону немцев с переднего края обороны, — вспоминал по этому поводу комиссар отряда «Мститель» Г. Я. Воронов. — Без пропуска командования дивизии никто не имел права перейти оборонительную линию, особенно это стало строго пресекаться, после того, как в плен к немцам попали секретарь парторганизации нефтепромыслов Гузенко и мастер бурения Шевченко».

Таким образом, северские партизанские отряды, да и других районов, находившиеся в тылу 339-й дивизии, в определенное время не могли принимать участие в боевых действиях.

А в это время Красная армия вела интенсивную подготовку к освобождению Кубани. Всю осень жители прифронтовых станиц Убинской, Дербентской, Крепостной, сел Тхамаха, Шабановского на своих плечах, по узким горным тропам переносили боеприпасы, продовольствие, военное снаряжение в воинские части.

В дождь и слякоть прокладывали дороги для прохождения танков, машин и другой техники, тем самым готовя освобождение района и Кубани от фашистов.

В. Михайлов.

В материале использованы архивы редакции и записки краеведа А. Кистерева.

(Продолжение следует).

Подписка на газету «Зори»

Оплата онлайн, доставка на дом

Читайте также

Интересное в Северском районе