Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация
Разное

«Все воинские части по тревоге были выведены из гарнизона…». К годовщине Карибского кризиса

В октябре этого года исполняется 58 лет историческому событию, названному Карибским кризисом.  Тогда мир оказался на грани атомной войны. Житель посёлка Черноморского Северского района поделился своими воспоминаниями о начале этого напряжённого периода, свидетелем которого он стал вместе со своими однополчанами во время  службы в ГДР.

— В армию я был призван в 1962 году. Окончил школу подготовки младших специалистов инженерных машин в Мамоново Калининградской области. Как отличника Советской Армии, для дальнейшего прохождения военной службы меня направили в ГДР. Служил в ракетных восках ближнего радиуса действий. Наша служба в ГДР проходила мирно, без казусов и тревог, по строго установленному распорядку для роты, в которой я служил, и воинской части в целом.

И всё же в октябре 1962 года над нами нависли чёрные тучи, предвестники серьёзной тревоги, которые могли излить на землю не проливной дождь, а масштабные боевые действия. Способствовала этому сложная международная ситуация.

Наша сапёрная рота согласно плану должна была проводить тактические учения на Альтенграбовском учебном полигоне. Руководителем учений был назначен войсковой инженер подполковник Протопопов. Для этого была выведена на полигон вся штатная техника, имеющаяся в роте.

Неожиданно перед началом учений по рации срочно вызвали в штаб части подполковника Протопопова и командира роты капитана Николайчука. Весь личный состав знал, что  только в исключительных случаях могли приостановить плановые учения. Мы терялись в догадках: в чём причина? Не исключался в наших суждениях и военный вариант развития событий.

Всё стало ясно после  скорого возвращения наших командиров из штаба части. На построении роты мы узнали о возникшем противостоянии между Советским Союзом и США, вызванном размещением советских ядерных ракет на Кубе. Это было 14 октября 1962 года.

Учения были немедленно прекращены. Мы возвращались в свой гарнизон. Но в расположение части не вернулись, а, замаскировав технику и личный состав, расположились в лесу недалеко от города Альтенграбов.

Как выяснилось позже, все воинские части по тревоге были выведены из гарнизона и рассредоточены в лесах. В частях гарнизона остались только караулы по охране объектов и имущества и незначительная часть военнослужащих, которые обязаны находиться в подобной ситуации на своём рабочем месте. Через два дня после больших физических перегрузок, неизвестности и душевных переживаний ночью в условиях строгой секретности, с необходимой светомаскировкой мы возвращались в расположение части.

Все воинские части гарнизона, так же как и мы, ночью, через определённые промежутки времени вернулись в свои подразделения.

По всему Советскому Союзу, во всех воинских частях, о чём мы узнали позже, была объявлена боевая готовность номер один. Началась экстренная мобилизация военнослужащих  запаса. Военная машина пришла в движение.

В течение двух недель в клубе нашей части при максимальном присутствии военнослужащих проводились различные митинги и собрания, на которых выступали командиры и политработники различных  званий, сержанты и рядовые. Смысл этих политических мероприятий сводился к одному: мы солидарны с кубинским народом и не оставим его в беде.

Было дано негласное указание по всем дивизионам и ротам части, чтобы все военнослужащие написали рапорта о направлении их добровольцами на Кубу. В кратчайший срок такие рапорта были написаны. Написал рапорт, разумеется, и я.

В последующие недели никто из нас, в том числе и офицеры, на далёкую Кубу для защиты интересов кубинского народа направлен не был. Видимо, мы были нужнее здесь, в ГДР, где наша служба проходила на одной из самых ответственных границ, разделяющей два лагеря — социалистический и капиталистический. Тем более что свежа была в памяти военнослужащих очень обострённая обстановка летом 1961 года, связанная с урегулированием трений между ГДР и ФРГ.

Возникший Карибский кризис отсрочил увольнение в запас военнослужащих, призванных в армию весной и осенью 1959 года. Они должны были быть уволены  в конце 1962 года, а фактически их демобилизация состоялась в марте 1963 года. На общем построении части каждый из них получил Почётную грамоту за отличную службу и верность Родине. Особой радости эта награда у них не вызвала: хотелось поскорее домой, в родные пенаты…

Валерий Киевский, пос. Черноморский

Подписка на газету «Зори»

Оплата онлайн, доставка на дом

Читайте также

Интересное в Северском районе

Шрифт

Изображения

Цветовая схема

Поиск по сайту