Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

Ильчанин Николай Большак рассказал об истории своего казачьего рода

Главное достижение для Николая Большака – установленный им мемориал станичникам — жертвам красного террора 1921 года

Имя ильчанина Николая Александровича Большака на слуху у всех казаков нашего района. Скромный, работящий, ответственный и справедливый, в свои 76 лет он по-прежнему бодр и полон сил и готов дальше приносить пользу Кубани и казачеству.

Всё началось с прадеда

– А почему вы решили обо мне написать? – чуть ли не сходу спрашивает Николай Большак. – Вроде бы ничем не отличился…

– Не скромничайте, о таких людях, как вы, должна знать вся Кубань.

Уже почти 30 лет Николай Александрович занимает должность заместителя районного атамана по юридическим и финансовым вопросам и до этого добросовестно трудился на благо нашей страны.

Свою историю наш герой начал с рассказа о своём прадеде по материнской линии Федоте Кондратьевиче Криводеде и его переселении с Полтавщины на Кубань.

В 1861 году крепостное право было отменено, но крестьяне как были без земли, так без неё и оставались. Как-то в Полтаву пришёл солдат, который воевал на Кубани. Он рассказал местным жителям, что земля тут очень урожайная. И вот ранней весной 1884 года несколько семей отправились на Кубань, в их числе был и Федот Кондратьевич Криводед с женой, маленьким ребёнком. Семья взяла с собой на новое место жительства и кормилицу – корову.

Федот Кондратьевич Кривоед (в центре правее) с женой, детьми и родственниками. Хутор Дмитровский, 1926 год

Как раз в то время на Северном Кавказе закончилась война, и казаки ввиду напряжённой службы часто отдавали свои наделы войсковой земли в аренду переселенцам из России. Федота Криводеда казаки направили на земли отставного гвардии поручика Николая Александровича Львова. Часть его земель была продана иногородним крестьянам, образовавшим Львовское поземельное товарищество, которое состояло из нескольких хуторов. Одним из первых жителей – основателей крупнейшего хутора Дмитровского (нынешнего села Львовского) стал прадед нашего героя.

Один из первых поселенцев станицы Ильской — Георгиевский кавалер Матвей Васильевич Ложечник со своей семьей во время празднования 50-летия Ильской. Был убит во время массовой казни казаков в 1921 году

На этих землях Федот возделывал табачные плантации и, со слов Николая Большака, был единственным табаководом в селе, имел свою домашнюю бригаду из родственников: Федота Кондратьевича была крепкая многодетная крестьянская семья с тринадцатью детьми.

В ходе расказачивания и неправильной аграрной политики в 1930-х годах на Кубани разразился величайший голод. Развернулась вторая волна репрессий, направленная уже на крестьянство. Федота Кондратьевича, который придерживался политики НЭПа, раскулачили, изъяли у него всё имущество и выслали на Урал. В ссылке он провёл два года и через год после возвращения, в 1936 году, скончался в родном селе Львовском.

Про Федота Криводеда нашему герою рассказывали бабушка и дядя Виктор Криводед – доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой истории КПСС и политэкономии КГУКИ, заслуженный деятель науки Кубани, автор многих книг, в том числе «Истории села Львовского». Судя по их рассказам, Федот Криводед был крепкий крестьянин, который всю жизнь трудился на земле и эту любовь к труду смог привить своим потомкам. Получив казачий надел, Николай Большак не дал ему зарасти бурьяном.

Привык трудиться

После окончания семи классов школы Николай Большак поступил в монтажный техникум в Краснодаре, параллельно учился в институте пищевой промышленности. В 17 лет он отправился по распределению в Заполярье. Отслужил в армии, и потом в тяжёлых условиях 30 лет проработал на монтажных предприятиях, привлекался к строительству объектов Олимпиады 1980 года в Москве, за что получил орден Трудового Красного Знамени. Государственную премию Совета Министров СССР Николаю Большаку дали за строительство Дворца спорта профсоюзов в Архангельске. Также он награждён медалью «За преобразование Нечерноземья РСФСР» и многими другими наградами.

В 1992 году Николай Александрович вернулся на свою малую родину – Кубань, в посёлок Ильский, и сразу вступил в казачье общество. Здесь познакомился с национальным героем, советником президента по вопросам казачества генералом Геннадием Трошевым. Николая Большака назначили заместителем районного атамана по юридическим и финансовым вопросам, на этой должности он до сих пор.

Работая в Заполярье на монтажном и строительных предприятиях, наш герой накопил богатый опыт и применил его в районе, создав фирму «Стриж», которая занималась строительством индивидуального жилья. Фирма во главе с Николаем Большаком построила порядка 300 домов в Северском, Абинском и Крымском районах, возвела в Ильском здание отделения милиции и два корпуса стоматологической поликлиники. Эти постройки и сегодня стоят в первозданном виде.

Главное достижение

Но самым большим и значимым достижением в своей жизни Николай Большак считает собирание по крупицам истории Кубани и увековечение памяти жертв массового расстрела в станице Ильской во времена революции и Гражданской войны.

Политика расказачивания вылилась в репрессии против казаков, выражавшиеся в расстрелах, взятии заложников, сожжении станиц, натравливании иногородних на казаков. Проводились реквизиции имущества, выселение целых хуторов и станиц.

Николай Большак рассказывает, что в 1993 году он познакомился с Василием Куцем – свидетелем такого расстрела. Ему на тот момент было уже около 90 лет. И вот что он тогда рассказал:

«В начале 1921 года в Холмско-Северском районе ещё действовали группы бело-зелёных. 24 сентября в станицы Ильскую и Дербентскую прибыла рота 195-го полка, арестовали 65 казаков, в том числе священника, почтальона, фельдшера, табаковода, аптекаря и других станичников. Заложников связали по трое, вывели из здания Совета и под конвоем погнали по старой дороге из станицы к ильской крепости. На южной окраине на балке Макрэс были вырыты две большие ямы, возле которых выстроили заложников, а затем расстреляли из пулемётов, раненых добивали саблями и штыками. Тогда я стал свидетелем казни уважаемого казака, одного из первых поселенцев станицы Ильской, полного Георгиевского кавалера Матвея Ложечкина. Большевики привезли его на место казни на линейке, но в пылу расправы забыли о нём. Потом вспомнили и штыками сбросили его в яму».

Сам Василий Куц остался жив. Когда заложников связывали, его родственник для видимости связал ему руки и сказал падать при команде «пли».

Памятник убиенным станичникам, воздвигнутый на личные средства Николая Большака, расположен на территории ильского храма

После этой истории Николай Большак поклялся себе, что обязательно организует перезахоронение и установит памятник убиенным на балке станичникам. Он собирал данные о репрессиях в отношении казачества, чтобы потомки помнили о трагических событиях истории и впредь не совершали подобных трагических ошибок. Тогда, сто лет назад, говорит Николай Александрович, всё начиналось с митингов, страна переживала трудные времена, были недовольные люди, которые хотели лучшей доли для себя и для Отечества. Но, как показала история, их надеждам не суждено было сбыться. В этих митингах и идеологическом противостоянии у людей ожесточились сердца, и тогда брат пошёл на брата, вспыхнула Гражданская война.

В силу разных причин перезахоронить жертв расстрела и сделать мемориал на том месте не удалось, поэтому памятник на личные средства Николая Большака и с помощью двух энтузиастов в 2011 году по согласованию и благословению митрополита Екатеринодарского и Кубанского Исидора был установлен на территории ильского храма.

Каждый раз, когда Николай Александрович приходит к этому мемориалу, он вспоминает историю тяжёлого для нашей страны периода, коснувшегося и его семьи.

Оксана Драч

Фото из семейного архива Николая Большака

Подписка на газету «Зори»

Оплата онлайн, доставка на дом

Читайте также

Интересное в Северском районе

Шрифт

Изображения

Цветовая схема

Поиск по сайту