Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация
Общество

Юрий Коваленко: «Всё нужно делать на «пятёрку»

С каждым годом его облик меняется на глазах, улучшается инфраструктура, появляются новые элементы благоустройства, строятся новые объекты для организации досуга и развития населения. Поэтому сегодня в рамках нашей новой рубрики «Интервью без галстука» мы встречаемся с человеком, который имеет непосредственное отношение к этим переменам, с главой Афипского городского поселения Юрием Коваленко.

— Юрий Антонович, наш первый вопрос: где вы родились?

— Я родился 13 апреля 1952 года на Украине в одном из красивейших мест Киевской области в городе Богуслав, где много монастырей, церквей, памятников славянского зодчества.

— Кем были ваши родители?

— Родители у меня простые советские люди. Отец Антон Архипович, фронтовик, всю жизнь работал водителем. Мать Прасковья Павловна, во время войны принимала участие в партизанском движении, после войны, когда родители поженились, была домохозяйкой, поскольку семья у нас была большая.

Отец после войны вернулся жить и работать в родной город, где встретил мою маму и женился. Это был поздний брак. У родителей было пятеро детей, и  я родился шестым ребёнком.

— Как вас воспитывали родители? В строгости?

— Я не скажу, что в строгости, семья была большая, и родители всегда были заняты обустройством и поддержанием быта, дети в семье так или иначе вынуждены были быть самостоятельными. Мне покойная мама, когда я был уже взрослым, как-то сказала: «Тебя улица воспитала», а я ей ответил: «Я горжусь этим».

— Что особенно запомнилось из детства?

— Самое памятное, пожалуй, из детства это школьные годы. Жили мы тогда в Казахстане. Родители поехали осваивать целинные земли — в Кустанайскую область, село Ершовку Ленинского района. Это очень красивое место. Лесостепи: и берёзы, и сосны, и озеро. Детство моё прошло, как мне кажется сейчас, беззаботно. В 1968 году мы уехали на Кубань. Будучи здесь, я всю жизнь мечтал побывать в Казахстане. И в 2007 году я на своей машине с супругой поехал туда, где прошло детство. Тогда всё казалось большим: и посёлок, и озеро. Наверное, есть разница представления у ребёнка и у взрослого человека. Когда я приехал, был ошарашен: маленькое село, где одна школа, и озеро вовсе не такое огромное, как мне казалось. Жизнь, конечно, там была тяжёлая по сравнению с нашей. От областного центра — 160 километров, всё в упадке. Я был в школе, сидел за той партой, где учился. И за столько лет ничего не изменилось. Мы видим, какое внимание у нас уделяется школам, детским садам. А там как были те полы, так и остались, те же парты, только перекрашенные. Русское население оттуда уехало.

— Вам нравилось учиться в школе?

— Я был не подарок. Школа находилась рядом с лесом, и когда не выучу уроки, бывало, сбегал с ребятами туда играть. Так что примерным учеником я не был. Внукам, правда, об этом не говорю.

— Были ли курьезные случаи в школе?

— Я был очень маленького роста, из-за этого меня не принимали в школу. Но родители всё-таки добились, и я в конце сентября пошёл в школу, хоть и не мог залезть за парту. Помню, как в сильные морозы и бураны отец привязывал меня к санкам, чтобы не выпадал или носил в мешке, потому что меня сдувало. Идёт на работу, меня в мешок, возле школы вытряхнет и пошёл дальше (смеётся). Но в пятом классе я выровнялся со всеми по росту.

— Где вы учились после школы?

— В Грузии в училище, вот там я взялся за ум. В городе Рустави есть огромный металлургический завод, и училище было связано с металлургической промышленностью. Там в основном готовили иностранных специалистов. Где-то 70 процентов учеников были вьетнамцы. Отбор среди советских учащихся был очень строгим, поскольку мы представляли наше государство перед иностранными студентами. Мы были на полном довольствии, у нас была своя красивая по тем временам форма, плюс по окончании нас трудоустраивали на ведущие металлургические предприятия Советского Союза. Поэтому мотивация быть примерным учеником была велика. Я учился на отлично. Получил специальность слесаря механосборочных работ. То есть я могу ремонтировать доменные печи, рольгангу, работать в сталеплавильном, трубопрокатном цехах. Я проходил на заводе практику в домно-ремонтном цехе, и когда начались экзамены, директор цеха просил приёмную комиссию, чтобы мне дали шестой разряд и отправили меня к ним на работу. Такого никогда не было, так как это бригадирский разряд. И он хотел, чтобы я стал бригадиром молодёжной бригады.

Но я вернулся на Кубань. Приехав в училище через много лет, был удивлён, что моя фотография висит на доске Почёта.

— Вы служили в армии? Как вы считаете, нужно ли служить ребятам?

— Да, я служил в 1970-1972 годах в танковых войсках. Учебку проходил в Грозном, потом служил во Владикавказе. Считаю, что служить надо обязательно. Армия приучает к дисциплине, порядку. Человек становится возмужавшим, появляется чувство ответственности за свои действия, меняется отношение к другим людям.

— О чем мечтали в детстве, что-то сбылось или нет?

— Наверное, потому, что детство прошло с отцом в машине, мечта моя была стать водителем. Я и сейчас люблю эту работу, а также осваивать новую технику вообще. После армии окончил автошколу, стал работать водителем на предприятии «Краснодаргазстрой». И 30 лет там проработал. Прошёл путь от водителя, начальника автоколонны до директора автобазы. Освоил все виды транспорта — от КамАЗа до трубовоза, где труба диаметром 1,5 метра и в длину 36 метров. Не было такой машины, на которой я не работал. Я и сейчас поддерживаю отношения с этим предприятием, дружу с директором Андреем Викторовичем Андреевым и его семьёй. Конечно, особая благодарность Виктору Пантелеевичу Андрееву, он сделал из меня руководителя. В начале «горбачевской перестройки» при переходе на демократическое устройство государства и новое экономическое мышление было введено новшество, при котором коллектив выбирает себе руководителя. И в тот самый момент, хотя я не имел высшего образования, трудовой коллектив избрал меня начальником автоколонны. Водители проголосовали за меня в большинстве, и причина этого явления, наверное, в том, что я очень требователен в работе прежде всего к себе и никогда не требую от людей того чего не мог или не делал бы сам. Через три года руководство посчитало, что я могу руководить автобазой. И тут уже волею судьбы я поступил в институт маркетинга и социально-информационных технологий на экономический факультет. Впоследствии результатом моей деятельности стали звания «Заслуженный строитель Кубани», «Заслуженный работник топливно-энергетического комплекса».

— Что-то особенное в работе было?

— Два года в начале 80-х я работал в Африке, в Ливии. Мы там строили нефтепровод. Прошёл и жару, и песчаные бури. А когда хамсин задует, это не сравнить ни с чем. Песчаная буря внезапно начинается и так же мгновенно заканчивается. Я работал дальнобойщиком, возил взрывчатку, поэтому пережидать бури приходилось только в машине на трассе. В кабине стоит пелена, дышать нечем. У нас специально были полотенца, их мочили — и на лицо. Неоднократно был поставлен к машине под дуло автомата. В африканско-азиатских странах спокойствия нет. На память у меня остались именные часы от Ливийского посольства за работу.

— Когда вы стали главой поселения?

— Я эту дату никогда не забуду, 28 апреля 2005 года. Я был депутатом районного Совета. Тогдашний глава района Сергей Батищев назначил меня не исполняющим обязанности, а сразу главой поселения. Я думал, дотяну до выборов, а там видно будет. В автобазе у меня было все отстроено дисциплина полная, у меня все машины стояли как в армии по линеечке. Каждый вид транспорта имел своё место, водитель отвечал за чистоту закреплённой за ним территории, а здесь — всё было по-другому, добиваться относительного порядка приходилось еще долго.

— Тяжело быть главой поселения?

— Очень тяжело. Когда я был директором автобазы, мне казалось, у меня тяжёлый труд. Сейчас всем говорю, но никто не хочет верить, что тяжелее работы, чем на этом месте, нет. У меня автобаза была, подсобное хозяйство, карьер, но это в сто раз легче, чем сейчас. Принимать решения приходится порой в экстренных условиях. Здесь ты всё: и руководитель, и юрист, и политик, и нянька. Всё, что в жизни есть, ты этим должен обладать. Но у меня характер такой: «Всё нужно делать на «пятёрку». Не могу сидеть на месте. Выполнил одну проблему поселковую, у меня появляются другие задачи. Я решил основную проблему посёлка — водоснабжение. Поменяли 50 процентов водопроводных сетей, самые основные коллектора, всю грязную работу сделали. А потом начали заниматься дорогами и тротуарами. Но ещё много мелких квартальных проблем, которые ещё будем решать. Благоустраиваем посёлок и не только в центре. Планируем закончить большое кольцо внутри Афипского для маршруток, наконец-то воплотилась моя мечта: мы построили новый современный стадион! Теперь в планах бассейн, уже есть проект. В парке будем строить детский развлекательный центр с обсерваторией. Там же будет круглогодичный аквапарк, боулинг, кинозалы, детское кафе, супермаркет, карусели. Это всё будет занимать целый квартал. Уже практически готов проект по железнодорожному переезду. Сейчас мы делаем геологию. Специалисты пришли к выводу, что единственный выход — тоннель под железной дорогой высотой в пять метров, чтобы и фуры могли проехать. На сегодняшний день положительно откликнулось руководство железной дороги, они обещают за свои средства перенести все коммуникации, все линии, которые будут затронуты. Все перечисленные мною объекты соцкультбыта мало рентабельны и не многие пойдут на вложение средств в них, и поэтому я благодарен ОАО «Краснодаргазстрой» и его генеральному директору Андрееву Андрей Викторовичу за то, что они собирается участвовать во всех этих проектах.

Пользуясь случаем, хочу призвать акционеров и руководство предприятий, бизнесменов принять активное участие в экономическом и социальном развитии Афипского городского поселения.

— Как вы поступаете в трудные минуты?

— Я в жизни привык из любой ситуации искать выход самостоятельно. Главное — не паниковать: то ли наводнение, то ли обледенение. Я всегда внутренне собираюсь, никакой паники, чётко знаю, что мне делать, какие первоочередные задачи, какие второстепенные. Из любых чрезвычайных ситуаций, которые проходили в поселении, мы выходили быстро и без потерь.

— Кто ваша жена? Как вы с ней познакомились?

— С женой Валентиной Николаевной мы познакомились, когда мне было 16 лет, а ей 13. Здесь, в Афипском, мы жили недалеко друг от друга, дружили. Я учился, потом армия, мы переписывались. А когда ей исполнилось 18 лет, поженились. В нашей семье так: муж отвечает за всё, что касается обеспечения семьи всем необходимым, финансовой частью. А жена — это домашний очаг, воспитание детей, душевный комфорт в семье. В 1978 году у нас родилась дочь, а в 80-м — сын. Дочь окончила юрфак, но по специальности не работает, занимается семьёй, у неё трое детей, мальчик и две девочки. Сын учился в школе милиции в Краснодаре, у него сын и дочь. У нас пятеро внуков. Сын живёт с нами. Живём дружно, наверное потому, что в доме один хозяин.

— Вы?

— Пока что я. Хотя 4-летний внук, когда меня нет дома, садится на моё место и говорит: «Я сегодня хозяин! Я тут главный!» (смеётся).

— Вы какой дедушка, строгий?

— Я во внуках души не чаю. Самому старшему Андрею 23 июля исполнилось 10 лет, я его поздравляю. Я их очень люблю, но я строгий. Откуда бы мы с женой не приехали, всегда с подарками. Но если я сказал, то должно быть так и никак иначе.

— Сколько вы прожили с женой?

— Уже более 40 лет вместе.

— Что вы считаете своим главным достижением?

— Самое главное достижение, когда люди встречают меня и говорят: «Спасибо!». И я горжусь тем, что имею отношение к развитию нашего посёлка.

— Ваше отношение к молодёжи?

— Нынешняя молодёжь, конечно же, думает не так, как мы. Но, между тем, основные моральные качества такие, как уважение к старшим, к своему и чужому труду, любовь к своей родине, всегда будут неизменны. А хороших молодых людей у нас много.

— У вас есть девиз?

— Девиз у меня один был и будет: «Сказал — сделал!».

— Что вас радует в жизни, что огорчает?

— Радует, когда тишина, спокойствие и понимание в семье. Радует, когда на приём приходят люди адекватные, понимающие, что сразу все проблемы не решить. А когда сами ничего не сделали, но учат, как надо — это огорчает.

— Если очень трудно, что спасает?

— Если трудности касаются лично меня, я их решаю сам. Если в семье, собираемся всей семьёй, независимо сын, дочь, зять, сноха, мы их решаем совместно.

— Юрий Антонович, вы религиозный человек?

— Не могу сказать, что я глубоко верующий человек, но будучи в отпуске, я проехал по святым местам в Подмосковье. Мы были во многих храмах, и я увидел религиозную силу духа. Мы были в монастырях, где лежат мощи святых. И понял — победить Россию невозможно. Я видел, как иностранцы преклоняются перед всем этим. И наш российский дух — он непобедим.

— Хотели бы что-то изменить в своей жизни?

— Нет.

— У вас есть хобби?

— Рыбалка. Часто на рыбалку ездил, когда был директором автобазы, а сейчас от случая к случаю.

— Какое ваше любимое блюдо? Вы умеете готовить?

— Пельмени. В нашей семье я всегда чищу рыбу и жарю шашлыки. Если надо, могу и приготовить. В Ливии я сам себе и готовил, и стирал, и гладил. Тем более, что в последнее время я во-зил там директора контракта, и выглядеть надо было всегда «с иголочки».

— Ваши пожелания читателям газеты «Зори».

— Хочу пожелать, во-первых, журналистам, чтобы больше откровенных бесед было с вашей газетой. Не боялись рассказывать хорошее и плохое. Уверен, когда в газете будет правдивая информация, число подписчиков увеличится. И хочу пожелать жителям более активно участвовать в общественной жизни, писать в газету, давать информацию. Газета будет востребована, когда больше публикаций будет от наших граждан. Думаю, если такое движение начнётся, тираж газеты возрастёт, и людей, принимающих в этом участие, будет больше.

Ну, а мы всегда будем поддерживать нашу районную газету.

— Спасибо за интервью.

Ольга Бондаренко.

Подписка на газету «Зори»

Оплата онлайн, доставка на дом

Читайте также

Интересное в Северском районе

Шрифт

Изображения

Цветовая схема

Поиск по сайту