К 85-летию Краснодарского края. Северская весна 2020 года

28 мая станица Северская отметит 158-й день рождения. Эксклюзивный материал о развитии района в 20-е годы прошлого столетия нам предоставил доктор исторических наук и автор книг по истории станицы Северской Александр Николаевич Щерба.

Александр Николаевич Щерба

Новая власть

9 марта 1920 года войска 9-й армии заняли станицу Северскую, где окончательно утвердилась советская власть. Старые органы власти, созданные Белой армией, прекратили свою работу, часть членов старого станичного правления ушла с отступающими частями Белой армии. В станице временно установилось безвластие, поэтому одной из главных задач командования 9-й армии стало формирование местных органов советской власти.

Уже 10 марта было созвано общее собрание жителей, которое вёл представитель политического отдела 33-й стрелковой дивизии 9-й армии Пушкаревский. На повестке дня стоял один вопрос: избрание временного исполкома станицы. На должность председателя исполкома большинством голосов был избран Самуил Авксентьевич Малиновский, заместителем председателя исполкома стал Алексей Лаврентьевич Головченко, а секретарём – Павел Аврамович Кирпенко.

На этом же собрании были избраны руководители наиболее важных отделов исполкома: начальником земельного стал Виссарион Алексеевич Фадеев, продовольственный отдел возглавил Иван Иванович Новик, комендантом станицы назначили Митрофана Ефимовича Баранника. После выборов собрание приняло воззвание в поддержку воинов Красной армии, которое заканчивалось словами: «Да здравствует советская власть! Да здравствует великий вождь всемирного пролетариата товарищ Ленин! Да здравствует Красная армия как освободительница трудящихся! Да здравствует её вождь товарищ Троцкий!».

Так как станица находилась в тыловом районе Красной армии, которая продолжала вести боевые действия в Причерноморье, был образован 6-й северский тыловой участок. Его возглавил комиссар Алексей Андреевич Юрин. Он тесно взаимодействовал со станичным органами власти, осуществлял свою деятельность, опираясь на станичный военный гарнизон, поэтому обладал значительной властью.

При организации работы вновь сформированных станичных органов советской власти сразу выявилось, что не существует чётких инструкций о том, как и какие вести отчётные документы. Поэтому должностные лица исполкома просто продолжали вести все учётные книги старого атаманского правления. Например, книга по приходу и расходу экономических сумм была скреплена старой станичной печатью, подписана ещё станичным писарем, и согласно записям в этой книге от управления станичного атамана к органам советской власти перешло 126 тыс. 131 рубль и различные ценные бумаги, а также старые долги. Так, в книге по приходу и расходу значился, среди прочих, и долг по векселю бывшего станичного атамана Лозинского.

Холодная весна

С 15 марта по 15 апреля через станицу двигались наступающие части Красной армии. Бойцов необходимо было кормить, а для этого нужны были мясо, крупы, картофель и другие продукты. Для обеспечения войск 9-й армии в станице было реквизировано более 80 голов крупного рогатого скота с выдачей соответствующих квитанций. Кроме того, жители станицы поставили значительное количество фуража для нужд армии. Проходящие войска также реквизировали все станичные запасы соли, в которой крайне нуждались северцы. Это тяжёлым бременем легло на обедневшее за годы войны население разорённой станицы. Частично убытки станичных семей были возмещены за счёт лошадей, телег и различного имущества, оставленного отступающими частями Белой армии.

В марте 1920 года новый исполком провёл учёт станичного хозяйства и населения. В этот период в станице насчитывалось 1 тыс. 600 дворов и проживало 8 тыс. 385 человек. Напомним, что в 1913 году её население составляло 9 тыс. 832 человека, то есть численность жителей станицы сократилась почти на полторы тысячи человек. В это время на Кубани сохранялась старая административная структура управления, и станица, как и прежде, входила в состав Екатеринодарского отдела Кубано-Черноморской области.

Обеспечение детских домов продовольствием в первые годы советской власти было делом очень трудным

Весна 1920 года была холодной и очень дождливой, что существенно усложнило посевные работы. При этом необходимо учесть, что сократилось в основном мужское население станицы. На фронтах Первой мировой и гражданской войн погибли молодые и сильные мужчины, а часть мужского населения ещё воевала в рядах Красной и Белой армий. Ещё более усугубило положение то, что с начала марта через проходившие через Северскую войска Белой армии, а затем Красной армий реквизировали продовольствие, фураж и лошадей, которые являлись единственной тягловой силой на сельскохозяйственных работах. Поэтому станичные посевные площади резко сократились.

В 1920 году общая площадь станичных земельных угодий составляла 8 тыс. 49 десятин 108 квадратных саженей земли. Из них 4 тыс. 976 десятин – удобной для земледелия и 1 тыс. 273 десятин 108 саженей – неудобной, ещё 1 тыс. 500 десятин было под кустарником и 300 десятин было занято лесом. Из них озимой пшеницей удалось засеять 900 десятин, яровыми – 400, рожью – 300, ячменем – 200, кукурузой – 500, подсолнечником – 400, бахчёй – 100 и картофелем – 50 десятин. Под сенокосы для станичного скота было занято 750 десятин. Более половины станичных земель – 4 тыс. 449 десятин вспахать не удалось, и эти земли, которые до войны возделывались, теперь зарастали мелким кустарником и бурьяном.

Станичные власти хорошо понимали, что без помощи большинство станичных семей не смогут посеять хлеб, в основном, из-за отсутствия тягловой силы и сельскохозяйственного инвентаря. Поэтому уже в начале марта 1920 года станичный земельный отдел провёл тщательный учёт имеющейся в станице тягловой силы (лошадей, волов) и инвентаря. Но провести до конца посевные работы земельный отдел не имел возможности, так как был занят обеспечением продовольствия проходящих через Северскую частей Красной армии.

Учёт запасов жителей

С 1 апреля по 1 мая станичный земельный отдел организовал пахоту и посадку на огородах, принадлежавших станичному детскому приюту и больнице. С 1 по 15 мая отдел проводил реквизицию крупного рогатого скота и сдачу его войскам 9-й армии. Затем от начальника снабжения армии была получена разнарядка на поставку сена, и с 15 мая организована работа на сенокосах общей площадью в 20 десятин. Жители станицы под руководством должностных лиц земельного отдела и контролем военного комиссара Алексея Юрина доставили различным воинским частям 9-й армии 1 тыс. 500 копен сена.

Одновременно станичный продовольственный отдел с 10 марта 1920 года начал проводить учёт имеющихся у населения запасов зерна, фуража и других продуктов питания для передачи их войскам 9-й армии за наличный расчёт или по чековым требованиям. С 18 марта по 13 апреля продовольственный отдел занимался сбором и выдачей продовольствия для расположенного в станице авиационного парка 9-й армии, также поставками продовольствия по заявкам продовольственного отдела 22-й стрелковой дивизии. Выполнялись и другие поручения Кубано-Черноморского и Екатеринодарского отдельского продовольственных комитетов, которые выдавались через прибывавших в станицу агентов. С 13 по 15 мая продовольственный отдел занимался распределением среди населения макухи, полученной из станичного маслобойного завода И.Н. Дицмана. Учитывая очень сложное положение с продовольствием, был проведён учёт имеющихся у населения запасов овощей, фруктов и ягод, а также табака.

Несмотря на бедственное положение, жители станицы сдавали различные продукты питания в фонд помощи Красной армии, которая весной 1920 года начала вести тяжёлые бои с Польшей, войска которой начали захват западных областей Украины и Белоруссии. Собранное на добровольной основе продовольствие немедленно отправлялось в действующую армию.

В связи с тем, что станица находилась в тыловом районе войск Красной армии, ведущей боевые действия против войск генерала Врангеля, на жителей станицы возлагались работы по транспортному обеспечению войск, восстановлению и поддержанию в исправном состоянии мостов, дорог. Кроме того, они привлекались для проведения погрузочно-разгрузочных работ на станичной железнодорожной станции, ремонтных работ на железнодорожном полотне и др. Для их производства ежедневно через квартальных выделялось определённое количество людей и гужевого транспорта. От данного наряда освобождались лишь рабочие маслобойного завода и станичных мельниц. Всё это было весьма обременительно и особенно весной, в условиях сильной распутицы, отвлекало от проведения посевных работ, имеющих для подавляющего большинства северцев жизненно важное значение.

Передел собственности

С 15 мая станичные власти организовали работу по выдаче разрешений на право помола зерна на станичной мельнице, который производился под жёстким контролем станичного продовольственного отдела и по специальной инструкции. При получении разрешений, приоритет имели наиболее бедные станичные семьи. Руководство станицы и продовольственный отдел начали предпринимать меры по доставке в станицу особо дефицитных товаров мануфактуры (тканей), соли, спичек и др. На некоторые из них была поручена разнарядка на получение в Екатеринодаре, и они в очень ограниченном количестве стали поступать в станицу.

Весной 1920 года Ревком начал принимать многочисленные решения по вопросам передела собственности, главным образом земли. Для решения этих вопросов на общем собрании жителей станицы 28 марта 1920 года была избрана земельная комиссия в составе трёх человек – А. Махно, П. Асмолова, А. Симакова. Нуждающимся нарезали новые плановые места, и, в частности, одним из первых новый земельный надел в полдесятины был выделен жителю станицы Северской Николаю Антоновичу Тарасову за счёт уплотнения земельного надела Ивана Ивановича Панченко. Место для заведения пасеки было выдано К.М. Иващенко на участке, принадлежащем Виноградову. Однако начинались посевные работы и основной передел земли был отложен до осени, когда полностью завершится уборка урожая. Было также принято важное решение о возврате вещей, купленных у семей жителей станицы, ушедших в Красную армию.

Ввиду истощения запасов кормов станичный исполком принял решение об увеличении площади станичного сенокоса, а также о выделении свободной земли семьям, не имеющим тягловой силы и сельскохозяйственного инвентаря, но с обязательством их запашки и посадки зерновых культур. В связи с крайним недостатком тягловой силы, было также принято решение о раздаче лошадей, телег и повозок, оставленных донскими казачьими частями отступающей Белой армии, особо нуждающимся станичным семьям.

Открытие детского дома

В совершенно бедственном положении оставался станичный приют (детский дом), который был организован в ноябре 1919 года, когда в Северской ещё находились войска Белой армии. Заведующей приютом была назначена агроном Евгения Тимофеевна Мартемьянова. Весь декабрь 1919-го и январь 1920 года заведующая и попечительство выбивали в Екатеринодаре инвентарь, вещевое имущество и продукты питания для приюта, что в условиях войны было невероятно трудной задачей. При этом Е.Т. Мартемьяновой пришлось несколько раз пешком ходить в Екатеринодар и обратно в условиях сильного бездорожья. Приюту выделили 50 десятин земли для того, чтобы дети могли выращивать для себя овощи и фрукты, а также старое здание, которое оказалось совершенно непригодным для проживания детей. Фактически они ютились в одной комнате площадью 9 на 9 аршин, где жили вместе девочки и мальчики. При этом, у заведующей не было даже помощника, не говоря уже о воспитателях или технических служащих. Поэтому убывая в Екатеринодар, она вынуждена была оставлять детей без присмотра.

Чтобы улучшить условия жизни подопечных Е.Т. Мартемьянова обратилась в церковный совет с просьбой отдать для размещения детей одно из подсобных церковных зданий, но получила отказ. Тем не менее в феврале 1920 года детский дом на 25 человек был официально открыт, но из-за начавшейся эвакуации частей и учреждений Белой армии из Екатеринодара и Северской помощь детскому дому прекратилась. Его воспитанники не умерли от голода только благодаря попечителям и детям станичных училищ, которые как могли подкармливали сирот. После утверждения в станице советской власти Е.Т. Мартемьянова обратилась в исполком и ревком с ходатайством о выделении детскому дому подсобного церковного здания, но вопрос о его выделении затянулся до лета.

(Продолжение следует)

Подписка на газету «Зори»

Оплата онлайн, доставка на дом

Читайте также

Интересное в Северском районе

Поиск по сайту